КНИГИ ОБ ОДЕССЕ


Деревянко К - На трудных дорогах войны. Подвиг Одессы(Путь русского офицера)-2015   скачать pdf



    Это была телеграмма Октябрьского, похоже, лично им пи¬санная. Привожу ее, чтобы показать, как уже в самом начале войны ставился вопрос стоять насмерть. И опускаю только тяжелые обороты и самые крепкие выражения, характерные, как потом я уяснил, для стиля Октябрьского.
«Жукову. Вы эвакуируете батареи... Легко сдаете завоеван¬ное... Наши бойцы должны драться до последнего снаряда и, если нужно, погибнуть смертью храбрых, чем действовать по вашему методу. Вся Бессарабия наша, а Жуков уходит. Не надо конфузиться. Батареи оставить. Если их будет окружать враг, взорвать, а личный состав взять на корабли. Прочитайте теле¬грамму Иванову и Дитятковскому. Октябрьский. Кулаков»1.
У меня горели уши, гудела голова. Я не смел глянуть в глаза рядом сидящим. Ранее смутно представляя ошибку, теперь ясно видел всю неприглядную картину нашей позорной затеи. И хотя моей фамилии в телеграмме не было, я посчитал себя полноправным соучастником этой бесславной «операции». Это же относилось и к начполитотдела. Вот почему две фамилии и оказались в тексте телеграммы. Октябрьский — умный че¬ловек, он был прав, но тон телеграммы обидный. Впрочем, и многие другие телеграммы, написанные лично Октябрьским в подобных ситуациях, были весьма резкими. Он страстно, не сдерживаясь, обрушивался на непорядки, просчеты и ошибки и их носителей. Мы это все испытали на себе сполна. И надо было обладать большой выдержкой, чтобы молча сносить эти
1 ЦВМА. Ф. 72. Д. 739. Л. 72.

На трудных дорогах войны
99
резкости, тем более что Октябрьский почти всегда был прав и отстаивал высшие интересы дела, а если и обижал незаслужен¬но, то искал пути загладить свою вину. А это уже величайшая добродетель, и ее надо уметь ценить.
Жуков не смолчал и дерзко ответил. Горячность его в при¬нятии решения обернулась неприятностью. Сгоряча он послал и ответ.
Вообще горячность и волевые решения — слабое место в деятельности Жукова. Хотя это и не снижает его заслуг как способного организатора и руководителя обороны Одессы.
В июле стали поступать вести одна горше другой. Всякая война начинается с приграничного сражения. Оно было про¬играно нами. 28 июня пал Минск, 1 июля — Рига, 9 июля — Псков, 10-го бои завязались на реке Луге, а это уже под Ле¬нинградом. 11 июля вражеские танки прорвались к дальним подступам Киева, на реку Ирпень. 16-го пал Смоленск. Враг вклинился на 600 километров в глубь страны. Обозначилась смертельная угроза трем великим городам: Ленинграду, Москве, Киеву. И промышленному югу Украины. Вот когда защемило сердце. Впереди у нас еще будет много испытаний, но каждый воевавший скажет, что самое тяжелое мы пережили первым во¬енным летом. Оно было трагическим, но и самым героическим для нас — тогда стал рушиться немецкий «блицкриг».
16 июля Красная Армия оставила Кишинев. Наши лево¬фланговые дивизии оказались как бы в «мешке», в юго¬западном углу территории страны. Их надо было выводить. И 18 июля командующий Южным фронтом приказал При¬морской армии отойти от государственной границы на реках Дунай и Прут к реке Днестр и «во взаимодействии с Черномор¬ским флотом не допустить прорыва противника в направлении Одессы, удерживая последнюю при любых условиях»1. Это была первая постановка задачи на оборону Одессы.
1 ЦАМО. Ф. 288. Оп. 9900. Д. 2. Л. 26.
4*

100
К.И. Деревянко
Как раз в эти дни Одессой занималось и гитлеровское ко¬мандование. В дневнике начальника германского Генштаба Гальдера есть запись за 18 июля: «Согласно указанию фюрера, теперь следует приступить к операции по овладению Одессой. Для выполнения этой задачи предназначен корпус Ганзена и большое количество румынских дивизий»1.
Дунайская флотилия, сняв наши десанты с вражеского побережья Дуная, прорвалась с боем и под прикрытием огня 717-й береговой батареи капитана Гуппала по Килийскому гир¬лу в море и к 20 июля сосредоточилась в Одессе. Через день она направилась на Южный Буг, а позже перейдет на Днепр, чтобы артиллерией своих мониторов и бронекатеров наносить удары по вражеским войскам. И теперь ее уже можно было называть Днепро-Бугской флотилией. А мы тем временем благополучно сняли свои заднестровские батареи.
На совместном заседании Военного совета Приморской армии, бюро Одесского обкома и горкома партии и командо¬вания Одесской базы было решено форсировать строительство оборонительных рубежей вокруг города. Одесская партийная организация направила все свои усилия на подготовку города к устойчивой обороне. На строительство рубежей ежедневно вы¬делялось более 12 тысяч человек. Коммунисты возглавили ра¬бочие отряды. На рубежах часто можно было увидеть первого секретаря горкома партии Н.П. Гуревича. Совершенствовалась местная противовоздушная оборона (МПВО) города, которую возглавлял председатель горисполкома Б.П. Давиденко. Под руководством обкома и облисполкома формировались истре¬бительные батальоны и отряды ополчения, в которые вступили все коммунисты непризывного возраста.
Усилиями областных и городских партийных и советских органов Одесса быстро становилась фронтовым городом. Одес¬
1 Гальдер Ф. Военный дневник. М.: Воениздат, 1971. Т. 3. Кн. 1.
С. 152.

На трудных дорогах войны
    

- 036 -  


фото    [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35] [36] [37] [38] [39] [40] [41] [42] [43] [44] [45] [46] [47] [48] [49] [50] [51] [52] [53] [54] [55] [56] [57] [58] [59] [60] [61] [62] [63] [64] [65] [66] [67] [68] [69] [70] [71] [72] [73] [74] [75] [76] [77] [78] [79] [80] [81] [82] [83] [84] [85] [86] [87] [88] [89] [90] [91] [92] [93] [94] [95] [96] [97] [98] [99] [100] [101] [102] [103] [104] [105] [106] [107] [108] [109] [110] [111] [112] [113] [114] [115] [116] [117] [118] [119] [120] [121] [122] [123] [124] [125] [126] [127] [128] [129] [130] [131] [132] [133] [134] [135] [136] [137] [138] [139] [140] [141] [142] [143] [144] [145] [146] [147] [148] [149] [150]



             

Интернет реклама УБС

Интернет реклама УБС

Интернет реклама УБС