КНИГИ ОБ ОДЕССЕ


Деревянко К - На трудных дорогах войны. Подвиг Одессы(Путь русского офицера)-2015   скачать pdf



    После изготовки к бою томительно потекло время. Все в на¬пряженном ожидании. Три ноль-ноль. Как током пронзил всех первый доклад береговых постов наблюдения о шуме моторов в воздухе с морского направления. Шел первый вал войны.
На всю жизнь врезался в мою память день 22 июня 1941 года. Я почти дословно помню все сказанное тогда Октябрьским, Елисеевым, Ерещенко. Оперативный дежурный флота Ры¬балко, получив в 3.07 первый доклад о шумах моторов, тотчас доложил командующему.
— Есть ли наши самолеты в воздухе? — спросил Октябрь¬ский.
— Флотских самолетов нет, по армейским оповещения не было. Сейчас идет еще доклад: шумы моторов неизвестных самолетов приближаются. Какие будут приказания для от¬крытия огня?
Можно представить состояние Филиппа Сергеевича. Впер¬вые в жизни он сталкивался с такой ситуацией. До этого он получал запреты на открытие огня по немецким самолетам во избежание осложнений с Германией и провокаций. Может, это и есть провокация? Пройдут над Севастополем и уйдут? Мо¬жет, это армейские бомбардировщики авиакорпуса полковника В.А. Судеца из Запорожья, часто совершавшие тренировочные дальние полеты в море через Крым? Оповещение о них могли не получить, они могли уклониться от курса, а мы их собьем? А мо¬жет, это нападение Германии? И как все это увязать с двусмыс¬

84
К.И. Деревянко
ленной телеграммой наркома? И Октябрьский, держа в одной руке эту телеграмму, а в другой — телефонную трубку прямого провода с ОД флота, терзался. Во всех случаях не сносить го¬ловы: и когда откроешь огонь по своим, и когда не откроешь огонь по нападающему. Велика ответственность командующего флотом за принимаемое решение. Особенно в условиях прежних предупреждений и противоречивых указаний.
Но оперативному дежурному флота, ответственному за происходящее, нет дела до этих барьеров и эмоций комфлота. Он ждет приказа, ибо у другого телефона на прямом проводе начальник ПВО флота полковник И.С. Жилин — тот ждет распоряжений. И Рыбалко вновь налегает:
— Товарищ командующий, как быть с открытием огня?
— Действуйте по инструкции, — ответил Октябрьский.
Елисеев в воспоминаниях замечает: «Поведение Октябрь¬ского вызвано большой ответственностью, связанной с открыти¬ем огня, стремлением проявить выдержку и осторожность»1.
Оператор Ерещенко рассказывал: «Елисеев и я стояли ря¬дом с Рыбалко. Нервы что струны. И наш спокойный и уравно¬вешенный Елисеев, знавший наизусть инструкцию, согласно которой по неизвестным самолетам, пролетающим над Главной базой флота, открывать огонь с разрешения командующего, крикнул, как будто батареи были рядом: “Огонь!” Рыбалко не менее твердо прокричал в трубку начальнику ПВО: “По неизвестным самолетам — огонь!” А тот, тоже пуганный не раз ответственностью за нарушение приказа — не трогать немецкие самолеты, — в ответ: “Вы берете на себя большую ответствен¬ность, я записываю это в журнал”. Но Рыбалко уже не смутишь: “Сперва огонь, а потом записывайте куда хотите”».
Сразу вспыхнули десятки прожекторов. В их лучах — не¬мецкие самолеты Хе-111.
1 Центральный военно-морской архив (ЦВМА). Ф. 10. Д. 40329 (рукопись).

На трудных дорогах войны
85
В 3.13 первый залп дала 74-я зенитная батарея старшего лейтенанта И.Г. Козовника, которая стояла у Стрелецкой бух¬ты, а вслед за ней открыли огонь батареи старших лейтенан¬тов Печерского, Фастовца, Зернова, Сальникова, Алюшина, Пьянзина, Игнатовича, Юрханьяна, Тизенберга, Еременко и другие из дивизионов Хижняка, Тумиловича, Ребедайло, Са- риева 61-го зенартполка, которым командовал В.П. Горский (начштаба — И.К. Семенов). Загрохотали все 48 стволов зе¬нитных батарей ПВО и столько же корабельных. И грянул бой. Первый бой Великой Отечественной войны.
В 3.15 Октябрьский доложил в Москву наркому: «Отра¬жаем налет немецких самолетов». Видимо, Кузнецов доложил правительству, ибо вскоре поступили доклады: «Сбит самолет противника, предположительно два подбито». Позже подтвер¬дилось: противник потерял три самолета.
С постов получены донесения: «От самолетов отделяются парашюты и приводняются на внешнем рейде». Два парашюта приземлились в черте города, и город потрясли два взрыва. Днем специалисты доложили, что это взорвались морские донные магнитные мины с помощью специального взрывателя, чтобы мы не могли раскрыть их секрета в случае падения на сушу.
Самолеты, ослепленные прожекторами, встреченные ог¬нем, беспорядочно сбросили мины. Ни одна из них не попала на фарватер.
Севастополь не бомбили. Произошло худшее. Противник произвел воздушно-минную атаку Главной базы флота с целью заблокировать корабельный флот. Но она была отбита. Честь и слава черноморским зенитчикам.
В будущем маршал Г.К. Жуков отметит в «Воспоминани¬ях...», что Черноморский флот организованно встретил вне¬запное вражеское нападение.
    

- 030 -  


фото    [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35] [36] [37] [38] [39] [40] [41] [42] [43] [44] [45] [46] [47] [48] [49] [50] [51] [52] [53] [54] [55] [56] [57] [58] [59] [60] [61] [62] [63] [64] [65] [66] [67] [68] [69] [70] [71] [72] [73] [74] [75] [76] [77] [78] [79] [80] [81] [82] [83] [84] [85] [86] [87] [88] [89] [90] [91] [92] [93] [94] [95] [96] [97] [98] [99] [100] [101] [102] [103] [104] [105] [106] [107] [108] [109] [110] [111] [112] [113] [114] [115] [116] [117] [118] [119] [120] [121] [122] [123] [124] [125] [126] [127] [128] [129] [130] [131] [132] [133] [134] [135] [136] [137] [138] [139] [140] [141] [142] [143] [144] [145] [146] [147] [148] [149] [150]



             

Интернет реклама УБС

Интернет реклама УБС

Интернет реклама УБС