КНИГИ ОБ ОДЕССЕ


Деревянко К - На трудных дорогах войны. Подвиг Одессы(Путь русского офицера)-2015   скачать pdf



    37
поднесли пышный белый каравай, а она показала на черный душистый «кирпич». Взяла его и проследовала на катер.
Осло — красивый, чистенький и уютный город, а норвеж¬цы — приветливый народ. Для ознакомления с городом нам разрешали увольнение на берег. Расскажу об одном интерес¬ном и комичном случае.
Норвежские профсоюзные работники пригласили наших моряков в гости в свой клуб и щедро угостили музыкантов. Один из них отстал от оркестра. В это время я возвращался на корабль. Вся площадь запружена народом, трамваи останови¬лись. В толпе стоял наш разъединственный матрос-музыкант и играл на кларнете. И до того красиво он исполнял русскую музыку, что сверхдисциплинированные норвежцы превзошли самих себя: запретили ходить трамваям, чтобы не шумели. Полисмен усмотрел непорядок и приблизился к музыканту. Но наш умелец оказался находчивым. Он заиграл норвежский гимн, чем поставил полисмена по стойке «смирно». Когда я протиснулся ближе, то увидел картину, от которой душил смех. Перед нашим играющим музыкантом стоял вытянувшись и вскинув руку под козырек страж порядка. Закончив играть, музыкант вместе с нами заторопился к катеру.
В Копенгагене набережная была забита народом. Доноси¬лась мелодия «Интернационала». Мы уволились на берег.
Копенгаген — красивый город. Его называют Северным Парижем. Но ему далеко до величия Ленинграда. На наш ко¬рабль потоком устремились экскурсанты. Окончив осмотр корабля, датчане становились в очередь к пекарне. Получив кусочек душистого черного хлеба, они бережно заворачивали его и уходили. Нет, в Дании не голод, это сытая страна. Просто такого вкусного хлеба они не выпекают.
В 1930 году мы снова в загранплавании и снова на «Авро¬ре». Наш маршрут: Кронштадт — Архангельск — Мурманск — Норвегия — Кронштадт. Никогда бы не поверил, что в Архан¬гельске в конце августа может быть жара до 28 градусов. Мы

38
К.И. Деревянко
купались в Северной Двине. Но вот вышли в море и надели спецовки. Холодно. Прошли Нордкап. Засветило сентябрь¬ское солнце, и Северная Атлантика засверкала невиданной красотой. На что уж красива светло-голубая вода Атлантики у Португалии и в западном Средиземноморье, где мне дове¬лось позже плавать, но то, что мы увидели, трудно передать словами. Пожалуй, бирюза в молоке — светло-бирюзовый цвет. Мы любовались морем, как любуются буйным хлебным полем и березовой рощей. Красивее воды, чем в северной половине Норвежского моря, я не видел.
Зашли в норвежский порт Кристиансанн. Там стояли фран¬цузские миноносцы. На берегу встретились французские и советские матросы, но наши в кабачки не хаживали, как это было в дореволюционное время, а потому и не состоялся обмен формой одежды в знак вечной дружбы, и командирам не было заботы о взаимной развозке обмундирования. Не те времена, не те нравы.
В том году у нас это была последняя практика, в основном штурманская. С нами находился преподаватель Н.М. Аранов — один из лучших штурманов флота.
В ту пору шло строительство нового советского флота. Тре¬бовались кадры. Поэтому наш последний курс торопились выпустить. Темп учебы был взвинчен до предела. Мы сидели за книгами и в учебных кабинетах до позднего вечера — часов по тринадцать в день.
23 февраля 1931 года. Грустное расставание с нашей альма- матер. Но впереди интересная морская служба.
Торжественное построение. Мы — красные командиры. Алек¬сей Николаевич Татаринов выступает с трогательной напутствен¬ной речью. Мы еще много раз вспомним добрым словом своего строгого наставника, желавшего нам добра тем, что неотступно требовал от нас высокой дисциплины и организованности.
Около нас суетится Николай Александрович Луковников. Постоянно мы чувствовали его направляющую руку. А сейчас

На трудных дорогах войны
39
он вроде растерялся, не знает, где стать, куда подойти, — вол¬нуется чрезвычайно. Он расстается с теми, с кем четыре года непрерывно был рядом.
Татаринов и Луковников от большой любви и доброты к людям были суровы и строги с нами. Этим они развивали у нас командирские качества. Они постоянно внушали нам, что в условиях боя, войны командиру необходимы железная воля, властность, неотступное стремление к выполнению по¬ставленной боевой задачи. Они говорили нам, что только тот, кому безразлично будущее его питомцев, снисходителен к их ошибкам. Большой вред от такого воспитателя. Злая его до¬брота бедой оборачивается. Мы разделяли их точку зрения на воспитание и в душе поддерживали ее.
Прощальный ужин. Выпускной вечер в Доме Красной Ар¬мии. Блистательно танцует юная Галина Уланова.
Прощай, училище! До свидания, Ленинград! Спасибо вам за все!
Минули годы. Все мои однокашники прошли большой слу¬жебный путь. По-разному сложились судьбы выпускников. Одни не увидели Дня Победы. Другие ушли из жизни позже. А живые в меру своих сил ныне продолжают трудиться на государственной службе или занимаются воспитанием под¬растающего поколения.
    

- 013 -  


фото    [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35] [36] [37] [38] [39] [40] [41] [42] [43] [44] [45] [46] [47] [48] [49] [50] [51] [52] [53] [54] [55] [56] [57] [58] [59] [60] [61] [62] [63] [64] [65] [66] [67] [68] [69] [70] [71] [72] [73] [74] [75] [76] [77] [78] [79] [80] [81] [82] [83] [84] [85] [86] [87] [88] [89] [90] [91] [92] [93] [94] [95] [96] [97] [98] [99] [100] [101] [102] [103] [104] [105] [106] [107] [108] [109] [110] [111] [112] [113] [114] [115] [116] [117] [118] [119] [120] [121] [122] [123] [124] [125] [126] [127] [128] [129] [130] [131] [132] [133] [134] [135] [136] [137] [138] [139] [140] [141] [142] [143] [144] [145] [146] [147] [148] [149] [150]



             

Интернет реклама УБС

Интернет реклама УБС

Интернет реклама УБС