КНИГИ ОБ ОДЕССЕ


Деревянко К - На трудных дорогах войны. Подвиг Одессы(Путь русского офицера)-2015   скачать pdf



    Тогда же, говорит автор, он дал себе зарок: «...никогда под ударами врага не пригнусь на виду у людей, не побегу в укры¬тие впереди подчиненных. И за всю войну не нарушил этого зарока».
Здесь же, в Одессе, Деревянко свое ратное поприще прохо¬дит рядом с полководцем И.Е. Петровым. Более бесстрашного человека, отмечает автор, ему встречать не приходилось. Но когда он спросил у самого Ивана Ефимовича, не бывает ли у него когда-либо страха, тот ему ответил: «Если вам кто-то ска¬жет, что ничего не боится, — знайте, что перед вами бахвал».
Исследуя все тот же феномен бесстрашия, К.И. Деревянко спустя три десятилетия после войны пишет письмо морско¬му пехотинцу А.М. Хмелевскому, первому подбившему под Одессой вражеский танк простой бутылкой с зажигательной смесью. Когда более всего было ему страшно: когда увидел танк или потом? Хмелевский отвечает, что когда он переполз в воронку от снаряда, танк надвинулся на него, но не раздавил гусеницами и не повредил бутылку-зажигалку. «Меня, — пи¬шет Хмелевский, — только завалило землей. Когда танк сошел с воронки, я, полуоглушенный и перепуганный и одновре¬менно обозленный на гитлеровцев, выпростался из-под земли и метнул в танк бутылку. И он вспыхнул. Если бы вы видели, как он красиво запылал!.. Человеку всегда страшно в таких случаях. Но мне тогда просто некогда было бояться, раз я за¬

На трудных дорогах войны
9
дался целью уничтожить танк. Пока он не загорелся, чувство страха было загнано далеко внутрь. А когда все кончилось... страх разгулялся, и пришлось выкурить две папиросы».
Основное — цель. И еще — некогда заниматься собой. То есть готовность к отрешению от себя. Здесь и возникает дей¬ствие, поступок, подвиг.
Одесса, сражавшаяся по приказу Ставки в окружении про¬тивника, сутками вела бои. В войну втянулись все — от ко¬мандующих до рядовых. В этом пылу огня — некогда бояться, о чем говорит и генерал Петров. Тогда-то и проявляется тот самый массовый героизм. Но были и отдельные люди, под¬вигам которых не перестает на протяжении повествования изумляться автор.
Вот телефонист батареи, которому Деревянко звонит и передает, что ввиду близкого подступа врага необходимо уничтожить на данном рубеже пушки. И вдруг телефонист пропадает со связи. Минут двадцать начальник штаба в не¬доумении стоит с телефонной трубкой в руке и даже дует в нее, пытаясь прочистить проход сигналу, не зная, что произо¬шло. Телефонист появляется на связи и, запыхавшись, говорит: «Виноват. Отлучался врукопашную». «Люди добрые! — вос¬клицает К.И. Деревянко, — вы только подумайте! Он только что из рукопашного боя. Вынужден был оторваться на него от телефонной трубки. И он еще извиняется: «Виноват...» До конца дней К.И. Деревянко терзался, что не спросил тогда его фамилию, а ведь это был поступок, за который надо было представить к награде.
Не менее отважен был и поступок сержанта Д.С. Оболад- зе. Он вызвался прикрывать отходивший батальон не всем взводом, чтобы не потерять людей, а отрядом из семи чело¬век. И остался с ним против многократно превосходящего противника, ничего не говоря своим подчиненным. Оборону держали полтора часа. «Вы представляете, что такое полтора часа в бою? — вопрошает автор. — При этом старший несет от¬

10
К.И. Деревянко
ветственность за других людей, которые не знают, что их всего семеро, и лишь оглядываются, почему по сторонам не слышно выстрелов своих. Оболадзе их только подбадривал. А когда атаку отбили и можно было отползать, тут он поздравил всех с благополучным исходом».
Оборонная твердь Одессы, как скажет К.И. Деревянко, складывалась не сразу. Но, понятно, в сжатые сроки. Ее успеш¬ному развитию способствовало решение наркома Н.Г. Кузне¬цова: создать особую зону — Одесский оборонительный район (OOP) — потом это начинание будет перенесено в Севастополь (СОР) и другие обороняющиеся базы. В Одесском районе ко¬мандование было подобрано, как неоднократно утверждает автор на протяжении всей трилогии, чрезвычайно удачно. Это, в первую очередь, командующий OOP контр-адмирал Г.В. Жуков, командир Одесской базы контр-адмирал И.Д. Ку- лишов, командующий Приморской армией генерал-майор И.Е. Петров (до него — генерал-лейтенант Г.П. Сафронов), член Военного совета Ф.Н. Воронин, начальник штаба OOP генерал-лейтенант Г.Д. Шишенин, заместитель начальника штаба OOP и начальник штаба Приморской армии полковник Н.И. Крылов (впоследствии маршал Советского Союза).
Такой костяк командования стимулировал работу военной мысли у всех участников обороны. В Одессе, напоминает автор, были применены многие военно-тактические новшества, кото¬рые потом переняли все обороняющиеся флотские базы.
Наша война, повторяет Деревянко, шла в основном на суше. И все рода и виды войск, все силы и средства их были призваны на помощь армии. Вот почему, отражая постоянно прибываю¬щие свежие силы противника (под Одессой было — в течение трех месяцев обороны — сгруппировано около двадцати только румынских дивизий, а вначале были войска и 11-й немецкой армии, и 17-й полевой, и I танковая группа), флот, воевав¬ший вместе с армией, на всю мощь задействовал береговую и зенитную артиллерию, а также повернул на врага корабель-

На трудных дорогах войны
11
ные орудийные стволы. Тут понадобился не только сильный состав штаба, этого мозгового центра любого соединения, но потом и мужество, чтобы доказать своим же начальникам, что корабельная артиллерия так же, как и береговая, должна до последнего снаряда быть задействована в борьбе с врагом. И не стрелять по площадям, а бить по целям.
В Одессе была разработана система обстрела врага кора¬бельной артиллерией по сухопутным целям. Созданы четыре базовых корпоста. Обучены корабельные корпосты, которые выходили на боевые позиции. Корабли, приходящие в Одессу, освоили и контрбатарейную борьбу с сухопутной артиллерией противника. Командиры боевых кораблей сразу же поняли этот замысел Одесской базы, с энтузиазмом палили по целям врага, героически вели себя не только на переходах из Севасто¬поля в Одессу, но и во время сражений в гавани осажденного города.
Рассказывая об этих боях, автор не может пройти мимо таких имен, как В.Н. Ерошенко, Г.Л. Годлевский, С.С. Ворков, П.М. Буряк, А.И. Бобровников, П.И. Шевченко, Г.П. Негода... С ними много связано героического на Черном море. И первым местом проявления их героизма стала Одесса. Когда потом шла оборона Севастополя, и об этом тоже много раз скажет автор трилогии во второй книге «В борьбе за Севастополь и Кавказ», все эти командиры и другие, имена которых появятся чуть поз¬же, будут ходить в Севастополь на крейсерах и эсминцах, бить корабельной артиллерией врага на суше и проявлять чудеса храбрости, выполняя задачи, казалось бы, сверх человеческих возможностей.
Как не сказать о том, сколь героически были бойцы на малых охотниках (МО). Это катерники. К их необычайному бесстра¬шию К.И. Деревянко возвращается постоянно на страницах всех трех книг. Ведь они действуют на самых малых боевых кораблях — всего 55 тонн водоизмещением. И, как замечает автор, «в большой шторм и танкер идет, покачиваясь, а каково
    

- 004 -  


фото    [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35] [36] [37] [38] [39] [40] [41] [42] [43] [44] [45] [46] [47] [48] [49] [50] [51] [52] [53] [54] [55] [56] [57] [58] [59] [60] [61] [62] [63] [64] [65] [66] [67] [68] [69] [70] [71] [72] [73] [74] [75] [76] [77] [78] [79] [80] [81] [82] [83] [84] [85] [86] [87] [88] [89] [90] [91] [92] [93] [94] [95] [96] [97] [98] [99] [100] [101] [102] [103] [104] [105] [106] [107] [108] [109] [110] [111] [112] [113] [114] [115] [116] [117] [118] [119] [120] [121] [122] [123] [124] [125] [126] [127] [128] [129] [130] [131] [132] [133] [134] [135] [136] [137] [138] [139] [140] [141] [142] [143] [144] [145] [146] [147] [148] [149] [150]



             

Интернет реклама УБС

Интернет реклама УБС

Интернет реклама УБС