КНИГИ ОБ ОДЕССЕ


Деревянко К - На трудных дорогах войны. Подвиг Одессы(Путь русского офицера)-2015   скачать pdf



    На последних страницах трилогии Деревянко пишет, что у Черноморского флота в этот период было два боевых направле¬ния: на одном, западном, — действовала Дунайская флотилия под командованием С. Г. Горшкова, продвигавшаяся по Дунаю в Европу, на другом, южном, — десантное соединение, командо¬вать которым довелось автору. Именно на этом, черноморском направлении, напоминает Деревянко, воины первыми органи¬зованно встретили войну и теперь стали в рядах первых, кто пересек границу и вышел воевать на территорию неприятеля. Им первым салютует Москва.
1 ЦВМА. Ф. 10. Д. 15164. Л. 178,179.
2 Приказы ВГК, 1943-1945 гг. М., № 185.

6
К.И. Деревянко
Это была награда для тех, кто первым отразил вражеский удар 22 июня 1941 года.
Подробности о первых сутках войны и о налете немецкой авиации на Севастополь К.И. Деревянко знает потому, что именно в ночь на 22 июня следовал в Севастополь на теплоходе «Армения» с командующим Одесским военным округом гене¬ралом Н.Е. Чибисовым для утверждения Плана совместного прикрытия границ на Военном совете флота.
О мучительных секундах перед принятием решения ком- флотом Ф.М. Октябрьским, о первом залпе войны, когда он в одной руке держал телеграмму наркома (не допустить врага, но и не поддаться на провокацию), а в другой — трубку для отдачи приказа своим подчиненным: вражеские самолеты сбить, — поведано в первой книге контр-адмирала К.И. Дере¬вянко. Четко действуя по Инструкции наркома Н.Г. Кузнецова, комфлот принимает решение. Он так и скажет: действуйте по Инструкции. А уж начальник штаба флота И.Д. Елисеев скомандует: «Огонь!»
Здесь К.И. Деревянко (и неоднократно), отдавая должное Октябрьскому, останавливает внимание читателя на организа¬торском таланте наркома Кузнецова, на его гражданском му¬жестве. Этот военачальник в трудный период встрясок в рядах военных кадров не только предусмотрел внезапное нападение врага, но и сумел привести к началу войны все флоты в полной боевой готовности. И вот в Севастополе дан первый бой.
«Я никогда не сомневался, — пишет автор трилогии, — что мы разгромим гитлеровскую Германию». И это его чувство подтверждают первые же впечатления 22 июня: встреча только что мобилизованных и увиденная длинная очередь в военко¬мат в Николаеве, состоящая из несовершеннолетних юношей и девушек.
Возвращаясь из Севастополя в Одессу сухопутным пу¬тем, Деревянко и Чибисов в одном из крымских сел оказались на митинге, где провожали на фронт упомянутых мобилизо¬

На трудных дорогах еойны
7
ванных. «С них не сводят глаз матери, жены, возлюбленные. Возможно, это последнее свидание... Провожая, говорят: воз¬вращайтесь с победой. Вот она, философия войны: общество с напутствием и скорбью провожает своих сыновей, — пишет автор. — Оно скорбит о возможной смерти героев и одновре¬менно ждет и требует побед. А победы не бывают без жертв».
Константин Илларионович Деревянко принадлежит к тем участникам и исследователям войны, которые сразу почув¬ствовали и глубоко осознали духовную суть Великой Отече¬ственной войны. Он именует ее священной. Его повествование проникнуто мыслью о большой жертве, которую приносит народ. Ведь в основе духовности всегда лежат любовь и жертва. И то, что потом назвали массовым героизмом (этот термин часто встречается и у Деревянко), по сути, и является той вы¬сокой жертвенностью, которая отличала наш народ.
Отсюда неиссякающий интерес автора к тому моменту, ког¬да появляется подлинное бесстрашие на войне. Ведь страх — это не просто чувство, а здоровый инстинкт самосохранения. Но на войне его необходимо преодолеть. Как и когда это проис¬ходит? У каждого — по-своему. Но к готовому на жертву — при¬ходит. Автор не стыдится показывать это на своем примере.
Налет авиации противника. Бомбят одесский порт. Ря¬дом — штаб базы. Пронзительно свистят и разрываются бом¬бы. Под ногами колышется земля. А Деревянко со своим на¬чальником, командиром Одесской ВМБ, контр-адмиралом Г.В. Жуковым оказался в это время на террасе перед дверями штаба. «Я, — пишет автор, — невольно потянулся к двери... Жуков тихо укоризненно бросил: Деревянко, ты куда? А я и сам не отдавал себе отчета, куда и зачем. Получалось так: я, не дослушав Жукова, бросил его под бомбами, а сам — в укрытие. Выходило, — я предал его? Пристыженный, быстро повернул¬ся. Жуков стоял с непокрытой головой и улыбался. Даже если это бравада, то и она была прекрасна. Жуков был великолепен. Он нисколько не потерял самообладания.

8
К.И. Деревянко
— Это война, и худшее впереди, — сказал он.
Мне было стыдно за минутную слабость. Готов был назвать себя трусом, хотя для меня это — первое испытание.
— Запомни, бравировать не надо, но и не от каждой бомбы прятаться следует. И еще: не забывай, рядом могут оказаться подчиненные. Учись подавлять страх усилием воли, ведь по¬началу все испытывают страх. Приказывай себе находиться там, где требует обстановка. Но когда нужно, не стесняйся падать на землю, укрываться, ибо потери на руку врагу, — на¬ставлял Жуков».
    

- 003 -  


фото    [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35] [36] [37] [38] [39] [40] [41] [42] [43] [44] [45] [46] [47] [48] [49] [50] [51] [52] [53] [54] [55] [56] [57] [58] [59] [60] [61] [62] [63] [64] [65] [66] [67] [68] [69] [70] [71] [72] [73] [74] [75] [76] [77] [78] [79] [80] [81] [82] [83] [84] [85] [86] [87] [88] [89] [90] [91] [92] [93] [94] [95] [96] [97] [98] [99] [100] [101] [102] [103] [104] [105] [106] [107] [108] [109] [110] [111] [112] [113] [114] [115] [116] [117] [118] [119] [120] [121] [122] [123] [124] [125] [126] [127] [128] [129] [130] [131] [132] [133] [134] [135] [136] [137] [138] [139] [140] [141] [142] [143] [144] [145] [146] [147] [148] [149] [150]



             

Интернет реклама УБС

Интернет реклама УБС

Интернет реклама УБС