КНИГИ ОБ ОДЕССЕ


Губарь О.И. - 100 вопросов за Одессу - 1994   скачать pdf



    До чего же интересными, колоритными фигурами были первые одесские фотомастера! Один из них — Сковрон- ский — столько понарассказал Н- П. Раевскому, близкому другу Лермонтова по Пятигорску, что тот написал даже прелюбопытный фельетон “Фотография14, впоследствии опубликованный в 44Одесском вестнике44. С отменным юмо¬ром Раевский повествует о московских фотографах и их коллегах-провинциалах, “смиренно снимающих только ли¬ца чиновников какого-нибудь суда или магистрата, да раз¬ве для разнообразия — сановитое купечество с их дород¬ными половинами44.
Любопытнейшей фигурой был и одесский фотохудожник Федоровец. “Бархатная куртка, волосы, закинутые назад, большой умный лоб. Глаза мечтательные, верующие во все мистически красивое44. Таким вспоминает его А. М. Дери¬бас. В ту пору в местных салонах толковали о мистике, проводили сеансы гипноза (“сомнамбулизма") и спири¬тизма (“магнетизма44). В этих делах не было равных на¬шему фотохудожнику, обладавшему, как принято теперь говорить, экстрасенсорным талантом. Федоровец собирал значительные аудитории “лучших представителей умст¬венной Одессы" — врачей, журналистов, профессоров ли¬цея, и в их присутствии “усыпленная девушка отвечала на все вопросы, угадывала пол и возраст, давала медицин¬ские советы, решала философские задачи".
В середине прошлого столетия равноправно существова¬ли два направления в “светописи4*: дагерротипия (изобре¬тение Дагера и Ньепса, 1839 г.) и калотипия, или собст¬венно фотография (изобретение Толбота, 1841 г.). Свето¬чувствительным средством в том и другом случае служил иодид серебра. Различие заключалось в том, что в дагер¬ротипии сразу же получался позитив, правда, в единст¬венном экземпляре, тогда как в калотипии изготовлялся негатив. Что предпочесть: более простой способ или слож¬ный, но позволяющий получить множество отпечатков? Этот вопрос не был риторическим и для одесских светоти- пистов. Конкурируя между собой, дагерротиписты и кало- типисты совершенствовали технический инструментарий и качество своей продукции. Всякий раз являлось что-нибудь “сверхновое44 и 44супероригинальное44: то клиентам пред¬лагались портреты со складными стереоскопами, то — но¬вые фотографии на клеенке, то еще что-нибудь небывалое. А где-то в начале 50-х годов прошлого столетия, помимо портретных, появляются уже и видовые фотоработы. Так, на художественной выставке в Москве в 1855 году демон¬стрировались “портреты и виды Москвы44 столичного фо¬томастера Мебиуса. В Одессе фотовиды появились, очевид¬но, раньше. Во всяком случае, первая фотореклама неко¬торых авторитетных одесских магазинов относится к нача¬лу 50-х.
Насколько нам удалось установить, впервые город на¬чали успешно снимать Филипп Гаас и Иосиф-Карл Ми- гурский. Несомненно, что второй нимало не уступал пер¬вому. Вот фрагмент рекламы фотомастерской Мигурского, относящейся к 1862 году: “После моей поездки за границу фотография моя поставлена на ту ступень совершенства, что она может выдержать сравнение с лучшими фотогра¬фиями. вышедшими из европейских заведений44. И это не пустое бахвальство, уверяю вас. В музеях, книгохранили¬щах и частных коллекциях мы видели значительное число работ Мигурского, которые, вообще говоря, сегодняшним собирателям попадаются крайне редко и считаются неве¬роятной удачей. Всматриваясь в эти раритеты, удивляешь¬ся не только оригинальности ракурсов и сюжетов, качест¬ву, но и сохранности. Ведь старые фотографии ассоцииру¬ются в нашем сознании с чем-то блеклым, ветхим, достой¬ным жалости и даже какой-то немного грустной иронии. Глядя на снимки Мигурского, ничего подобного не ска¬жешь: здесь — яркость, сочность, контрастность, — со¬временные фотохудожники позавидуют. Чудесные атлас¬ные паспарту, разнообразная привлекательная атрибутика.
...Вот пересечение Преображенской и Успенской улиц. Снято с колокольни Успенской церкви. Картина настолько свежая, что, кажется, продолжает свое существование в каком-то параллельном пространстве отраженная в ней ре¬альность: почти не изменившиеся контуры строений (в особенности у гарнизонной бани — бывшей бане Исакови¬ча) , запыленная мостовая, волы, понуро везущие тяжелые возы с пшеницей. А снимок сделан... в 1858 году! А вот открытие памятника светлейшему князю М. С. Воронцову 8 ноября 1863 года, старый “пушкинский" театр, Теат¬ральная площадь — до и после новогоднего пожара (1872— 1873 гт.), Николаевский бульвар с рядами совсем еще юных платанов, памятник Ришелье, “лестница-ги¬гант" в начале 70-х годов XIX века, одноэтажный еще Пале-Рояль, дома Стифеля и Лучича, работы по мощению улиц и устройству дренажных галерей, почтенные обита¬тели старой Одессы.
Многие из фоторабот Мигурского запечатлели и несох- ранившиеся здания, сооружения, ландшафты: старую кир¬ху, Покровскую церковь, старый дом музея Общества ис¬тории и древностей, первое христианское (а фактически
— интернациональное) кладбище и даже отдельные над¬гробья, причалы в порту. Какие только бытовые сюжеты не привлекали внимания замечательного мастера: выстрел из сигнальной пушки на бульваре, сцены в открытых кафе, на катке, “гулянья под качелями** — одно из старейших развлечений одесского простонародья, городской “транс¬порт “ — волы, мирно дремлющие после трудового дня. Есть у Мигурского и бесценные фотоматериалы пушкин¬ской тематики: ранний снимок “Отель дю Норд“, памятник поэту на Приморском бульваре накануне открытия, дача Рено, несохранившиеся дома, которые посещал поэт и т.
д. Как видим, одесская фотолетопись — ценнейший источ¬ник изучения различных аспектов истории города и края. А потому хочется назвать поименно лучших фотографов, чьи портреты и виды воссоздают старую Одессу, тех лю¬дей, что наполняли живую душу города огнем и ароматом: Антонопуло, Готлиб, Грабяж, Князев, Коншин, Мотылев, Тираспольский, Фрейденберг, Чеховский и многие, многие другие. Именно они сформировали Одесское фотографиче¬ское общество (1891 г.), организовали первую междуна¬
родную фотовыставку в Одессе (1890 г.), завоевали ве¬ликое множество призов и наград на фотовернисажах в европейских столицах, издавали специальные фотографи¬ческие журналы...
“При взгляде на дагерротип, — писал Юрий Олеша,
— тотчас же рождается мысль не слишком серьезная, но увлекательная, о том, как было бы замечательно, если бы фотография была изобретена раньше. Подумать только, мы могли бы увидеть подлинного Пушкина, подлинное заседа¬ние Конвента, подлинного Суворова у подножья Альп“.
Если вы все-таки сумели разглядеть старую Одессу за строчками этой книги, мы считаем свою задачу выполнен¬ной.
Вести из прошлого
    

- 072 -   next


фото    [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35] [36] [37] [38] [39] [40] [41] [42] [43] [44] [45] [46] [47] [48] [49] [50] [51] [52] [53] [54] [55] [56] [57] [58] [59] [60] [61] [62] [63] [64] [65] [66] [67] [68] [69] [70] [71] [72] [73] [74] [75] [76] [77] [78] [79] [80]



             

Интернет реклама УБС

Интернет реклама УБС

Интернет реклама УБС