КНИГИ ОБ ОДЕССЕ


Губарь О.И. - 100 вопросов за Одессу - 1994   скачать pdf



    Располагая столь впечатляющими свидетельствами (упомянутые мемуары, между прочим, прежде не были введены в литературно-краеведческий оборот), можно вполне наглядно представить себе, в каких бытовых усло¬виях оказался Пушкин во время пребывания в “Южной Пальмире“. Впрочем, в его описании Одессы не ощущается никакого неудовольствия, даже и во фрагменте, относя¬щемся к дому Рено. Напротив, здесь явно преобладают оп¬тимистические нотки:
Иду гулять. Уж благосклонный Открыт Casino; чашек звон Там раздается; на балкон Маркер выходит полусонный С метлой в руках, и у крыльца Уже соиыися два купца.
В середине 30-х годов прошлого столетия в клубной зале случился пожар, о чем упоминает в своих мемуарах мес¬тный врач и общественный деятель Э. С. Андриевский. Этот факт заставил исследователей предполагать, что уже тогда “пушкинский дом“ был отстроен заново. Но это не соответствует истине, ибо приведенное выше описание клубной залы Крашевским относится к 40-м годам XIX ст. Однако здание горело вторично — в конце 50-х годов, и существуют документы о том, что “сгоревший дом“, при¬надлежавший тогда барону Кальма (прежде им владела дочь Рено, княгиня Кантакузина), приобрел крупный одес¬ский предприниматель барон Стиффель. Есть основания говорить: едва ли дом сгорел настолько, что не поддавался восстановлению. Очевидно, в 1858 году он не отстраивался заново, а был капитально реконструирован. Это тем более верно, что сохранился первый этаж с антресолями, — ка¬кой коммерсант разорился бы тогда на подлинное воссоз¬дание прежнего облика здания в ходе нового строительст¬ва? Тогда дом был надстроен двумя этажами. И, наконец, после перестройки 1886 года он приобрел свой окончатель¬ный вид — появились мансарды.
Гипотеза о том, что “пушкинский дом“ сохранился до сих пор как составная часть здания “на Дерибасовской угол Ришельевской “, нашла поддержку у ведущих специ¬алистов в области истории одесского градостроительства
— В. И. Пилявского и В. А. Чарнецкого. В частности, ар¬хитектор Валентин Пилявский сообщил мне, что в процес¬се обследования, проведенного в интересующем нас доме накануне недавней реставрации, выявлены фрагменты га¬лерейной схемы корпусов во дворе, что отвечает традициям 20 —40-х годов прошлого столетия. Он вполне согласен с тем, что и антресоль над первым этажом нетипична для более поздних построек и едва ли появилась бы, если бы дом отстраивался заново. В. И. Пилявский рассеял и дру¬гие мои сомнения: полутораэтажный клубный дом, заверил он, вполне мог быть надстроен двумя-тремя этажами. Ар¬хитектор привел многочисленные примеры, когда анало¬гичные одесские строения надстраивались не только дву¬мя-тремя, но даже четырьмя (I) этажами.
А дело в том, что здания возводились в ту пору с ог¬ромным запасом прочности. Это тем более справедливо в нашем случае, когда речь идет об одном из лучших город¬ских строений (клубную залу, кстати, возводил знамени¬тый зодчий Фраполли). Кроме того, оказывается, старый, выстоявшийся ракушечник не только не утрачивает проч¬ности, но, напротив, укрепляется с годами. Все это наве¬
вает мысль о том, что клубный дом в самом деле сохра¬нился как составляющая часть более поздней постройки. В. И. Пилявский признался мне, что подобная идея заро¬дилась и у него в ходе обследования дома накануне рекон¬струкции. Разумеется, нелишне разыскать документы, бо¬лее определенно трактующие характер строительных ра¬бот, связанных с “нашим домом“ (1858 и 1886 гг.): они стали бы веским аргументом в ходе бесед с возможными оппонентами. И хотя в конкретном случае такого рода до кументальные подтверждения представляются чисто с|юр мальными (тем более,что мы имеем серию гравюр, лито¬графий, рисунков, фотографий, иллюстрирующих все эта¬пы эволюции дома Рено), лучше все же, как говорится, иметь их на руках.
Так или иначе, возьму на себя смелость заявить, что реестр не столь уж многочисленных памятников пушкин¬ской Одессы пополнился еще одной важнейшей позицией. Именно в этом доме — эпицентре исторической части Одессы — Пушкин бывал буквально во всякий день своего тринадцатимесячного пребывания в городе.
Вести из прошлого
• Хильченко разыскивал в Сабанеевом мосту вчера предполагаемый клад. В час ночи с 21 на 2 2 мая, в присутствии чинов полиции, инже¬неров и архитекторов, в стене Сабанеевского моста Хильченко с то¬варищем садовыми ручными пилами вырезали я нескольких местах камни. Поиски, однако, оказались безуспешными, и Хильченко неудачу эту объяснил тем, что он нехорошо ознакомился с имеющимся у него планом. Работы производились ночью, между 1 и 3 ч. утра.
"ОДЕССКИЕ НОВОСТИ', 1893, Ма 2624.
• К характеристике кафешантанных нравов. Каждое лето в кафе-шанта¬нах появляются шантажисты, вымогающие у певиц деньги. Если певица даст им "контрибуцию", то они ей аплодируют; в противном случав при появлении "непокорной" раздаются свистки. Несколько таких шан- тажистов-"саистуноа" удалось задержать одному полицейскому над¬зирателю. Составлен протокол для привлечения их к ответственности.
“ОДЕССКИЕ НОВОСТИ", 1893, Мв 2624.
    

- 069 -   next


фото    [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35] [36] [37] [38] [39] [40] [41] [42] [43] [44] [45] [46] [47] [48] [49] [50] [51] [52] [53] [54] [55] [56] [57] [58] [59] [60] [61] [62] [63] [64] [65] [66] [67] [68] [69] [70] [71] [72] [73] [74] [75] [76] [77] [78] [79] [80]



             

Интернет реклама УБС

Интернет реклама УБС

Интернет реклама УБС