КНИГИ ОБ ОДЕССЕ


Губарь О.И. - 100 вопросов за Одессу - 1994   скачать pdf



    • Теперь в Одессе множество прекрасных домов в два и три чтажа, складочные магазины для товаров всякого рода и улицы, все вы¬мощенные камнем, а что не безделица, когда вообразить, что большая часть камня привезена из Мальты. Карантин доведен до такого совершенства, что далеко превосходит марсельский. Заве¬дение искусственных минеральных вод и при нем прекрасный пуб¬личный сад, наполненный всякого рода растениями, красивые площади, улицы широкие; усаженные по сторонам тенистыми де¬ревьями, по большей части цветущею акациею и итальянским то¬полем — вот, при первом взгляде, несомненные знаки заботливо¬сти городского управления! Магазины здешние, напоминающие лучшие петербургские щегольской наружностью, наполнены това¬рами всякого рода, потому что ныне Одесса вольная пристань, следовательно, вы найдете здесь для удовлетворения роскоши и даже прихоти все, что только вздумаете пожелать, и гораздо де¬шевле, чем где-нибудь в других городах России.
Н. С В С Е В О Л U Ж С К И Й. 1XJV г.
Кто такая “Джинестра“?
Когда меня просят изложить какой-нибудь детективный краеведческий сюжет, исполненный таинственности и ро¬мантического флера, я вспоминаю о Джинестре.
В Одессе имеется довольно популярное кафе художников “Джинестра“, есть хоровая капелла с тем же именем и даже общественный проект “Джинестра“. Названия эти появились после соответствующих краеведческих публика¬ций в местной и центральной периодике, однако сюжеты эти уже позабыты, и мало кто знает сегодня, что же оно такое — Джинестра.
“Открытие" сего имени предшественницы Одессы — прежде всего заслуга замечательного исследователя при¬черноморских древностей, профессора Ришельевского ли¬цея, а впоследствии — Новороссийского (Одесского) уни¬верситета Филиппа Карловича Бруна (1804—1880). В конце XYI1I — первой половине XIX ст. начинают публи¬коваться- старинные итальянские и каталонские морские карты, запечатлевшие Черное море. Ф. К. Брун и другой известный исследователь Н. Н. Мурзакевич сумели запо¬лучить в европейских архивах, музеях, книгохранилищах несколько копий этих давних навигационных пособий. Именно эти документы и фиксируют название якорной сто¬янки XIII —XY веков на акватории Одесского залива и близлежащих лиманов.
Дело в том, что в ту эпоху Куяльницкий и Хаджибей- ский лиманы соединялись с морем судоходными протоками. Впоследствии протоки затамповались в связи с климати¬ческими изменениями и соответствующими изменениями динамики береговых процессов, а также в связи с хозяй¬ственной деятельностью человека. Но прежде навигаторы из Генуи, Венеции, Анконы и других средиземноморских республик находили в лиманах безопасное убежище в ходе каботажных плаваний вдоль черноморских берегов. Это подтверждается и находками в лиманах средневековых якорей как адмиралтейского типа, так и тина “кошкаВ частности, один из них был обнаружен... при добывании лиманской грязи для когда-то популярной в Одессе лечеб¬ницы доктора Амброжевича. Находки довольно крупных якорей позволяют говорить о том, что в лиманы могли за¬ходить не только гребные галеры, но, возможно, и более крупные суда — нефы. Единственное неудобство для сред¬невековых мореходов заключалось в том, что вязкий дон¬ный грунт лиманов частенько “заглатывал “ якоря, которые ценились в те давние времена весьма и весьма дорого.
Говоря о загадке Джинестры, мы имеем в виду и отсут¬ствие до поры до времени каких-либо иных первоисточни¬ков, связанных с ней, кроме средневековых компасных карт. Да и тех Ф. К. Бруну было известно лишь восемь, причем некоторые из них остались для пего недоступными: он был знаком лишь с топонимией (названиями географи¬ческих об7.ектов) в отрыве от графического изображения. Уже после смерти Филиппа Карловича на протяжении многих десятилетий стали появляться новые публикации старинных карт и атласов. Скажем, корпус древних карт знаменитого полярного путешественника и историка кар¬тографии Адольфа-Эрика Норденшельда. Материалы о Джинестре можно было накапливать, но ... никто не спе¬шил этим заниматься, да и не было доступа к зарубежным изданиям, не говоря уже об архивах.
Джинестра по-прежнему оставалась загадочной. Но вот в начале 80-х годов мне стало известно, что в Италии изучением средневековых навигационных пособий заня¬лись болгарские источниковеды. Удалось связаться с ними благодаря бескорыстной помощи ныне покойного Дмитрия Дмитриевича Беньковского — заведующего кафедрой су¬доремонта Одесского института инженеров морского флота. Это были поистине счастливые минуты, когда после бес¬плодных поисков таинственная Джинестра явила свой лик из мрака столетий. В моем распоряжении оказались каче¬ственные (в том числе — многоцветные) фотокопии не только старинных румбовых карт, но и рукописных лоций
— так называемо портоланов.
Портоланы служили текстовыми дополнениями к кар¬там, как, впрочем, и теперь: морские каргы подкрепляются лоциями, указывающими навигационные знаки, характер донного грунта, наличие подводных препятствий, преобла¬дающих в конкретном месте ветров и т. д. Средневековые лоции-портоланы также несли в себе массу разнообразной информации, но главное заключается в том, что они ука¬зывали расстояния в морских милях (не современных, ко¬нечно, а, например, в каталонских лигах, итальянских морских милях и др.) между отдельными приморскими іунхтами.
Что же прибавилось к нашим знаниям о Джинестре? Прежде всего, мы теперь можем с уверенностью утвер¬ждать, что она действительно предшественница Одес¬сы. Почему? Потому что портоланы в сочетании с кар¬гами позволяют локализовать ее в пределах нынешней Одессы. Эго однозначно. И второе: появилась возмож¬ность более определенно рассуждать об этимологии (происхождении) этого географического названия. В са¬мом деле, уж больно похоже слово "Джинестра" на ис¬каженное "Днестр". На это обратили внимание иссле- дователи-топонимисты. А суть дела в том, что средне¬вековые мореплаватели, а вслед за ними и картографы, обычно полагали, что реки, впадающие в одесские ли¬маны (они были в тог период более полноводными) яв¬ляются притоками реки Днестр. Поэтому они изобра¬жали Малый, Большой или Средний Куяльники соеди¬ненными в верхнем течении с Днестром. Эго, скажем, отлично видно на известной морской карте (есть и дру¬гая, "сухопутная") Фра Мауро, составленной в первой половине XY века. И надо сказать, что подобные ошиб¬ки не редкость на старинных картах: практически на всех мы видим Буг и Днепр соединенными в верхнем течении. Неточности такого рода вполне объяснимы. — навигаторы ходили вдоль берегов и не проникали на материк далее устьев рек, лиманов, бухт.
Что касается Джинестры, она фигурирует на подавля¬ющем большинстве карт и лоций, начиная с рубежа XIII и XIY столетий и даже традиционно присутствует на мор¬ских картах в сочетании с народившимся позднее Качибе- ем. Собственно говоря, преемственность Качибея и Джи¬нестры — предмет отдельного обстоятельного разговора Замечу только, что этимология первого связывается с име¬нем конкретного исторического персонажа, о чем пишут серьезные хронисты, — татарского вельможи Хаджи-Бея или Бея-Хаджи, получившего в этом районе владения (тарханство) в 1382 году. А два года спустя на компасной карте рядом с привычным названием Джинестра появля¬ется пояснительная надпись “татары “.
    

- 048 -   next


фото    [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35] [36] [37] [38] [39] [40] [41] [42] [43] [44] [45] [46] [47] [48] [49] [50] [51] [52] [53] [54] [55] [56] [57] [58] [59] [60] [61] [62] [63] [64] [65] [66] [67] [68] [69] [70] [71] [72] [73] [74] [75] [76] [77] [78] [79] [80]



             

Интернет реклама УБС

Интернет реклама УБС

Интернет реклама УБС