КНИГИ ОБ ОДЕССЕ


Губарь О.И. - 100 вопросов за Одессу - 1994   скачать pdf



    УЧАСТНИКИ ДЕМИДОВСКОЙ ЭКСПЕДИЦИИ, IM7 г
Как пройти на “Площадь Сомнения**?
Обойдите Дюка и прошагайте один короткий кварталь- чик между знаменитыми полуциркульными зданиями. Вы окажетесь на самом роковом, самом загадочном месте в Одессе. Это совершеннейшая истина. И не верьте, если вам начнут указывать как на самое роковое место — на Строгановский мост, излюбленный самоубийцами, на Ша¬лашный переулок, улицу Среднюю или на так называем™ Шанхайчик — традиционные точки ночной торговли спир¬тным. Нет, именно эта тихая мирная, вполне академиче¬ская Екатерининская (Потемкинцев) площадь перещего¬ляла все самые злачные, беспросветные, таинственные за¬коулки. Почему так? Да потому, что на ней ни одно стро¬ение-сооружение, ни один памятник подолгу не удерживались. Подумать только, стоит совсем рядом до¬стославный Дюк, которого любимый мой одесский поэт Юрий Михайлик удачно окрестил “домашним герцогом одесситов", стоит себе вот уже более полутора веков. А здесь, на “Площади Сомнения“ ничего не укореняется: проклятое место какое-то.
Обратимся к местным летописям. Еще в самую первую эпоху существования Одессы здесь был заложен храм во имя Св. Екатерины. А улица, бравшая начало отсюда, со¬ответственно получила имя Екатерининская. Таким обра¬зом, название это не имеет ничего общего с российской императрицей, как полагают пламенные национал-патрио¬ты, старательно и неустанно замазывающие соответству¬ющие таблички, укрепленные на углах и у подъездов. Пат¬риоты же другого толка возвращают улице привычное на¬звание “улица К. Маркса", используя красную краску и серпасто-молоткастую символику. Чья возьмет — неизве¬стно: топонимическая холодная война затянулась.
Но вернемся к Екатерининскому храму, который так ни¬когда и не был достроен из-за отсутствия средств. В 1821 году, при Ланжероне, стены и фундамент были разобраны по решению синода. Изображений недостроенного храма не сохранилось. Возможно, вся эта история носила в себе ка¬кой-то оттенок святотатства. Иначе никак не объяснить, почему столь же иечальная участь постигла и все после¬дующие постройки на месте демонтированного храма. Сна¬чала здесь разбили маленький уютный скверик с изящным мраморным фонтаном (фонтан этот, к счастью, сохранился и ныне украшает собой Городской сад). Затем на месте фонтана по проекту знаменитого архитектора Дмитренко не менее знаменитым скульптором Эдуардсом был соору¬жен грандиозный монумент, посвященный 100-летию Одес¬сы, в просторечии именуемый памятником Екатерине. На¬ши авторы выиграли тогда довольно серьезный (аноним¬ный) конкурс проектов, — а было это в 1892 году, — в котором принимали участие не только столичные, но и за¬рубежные ваятели. Победил же как раз этот, местный про¬ект, под девизом “Одесса-иорт“.
Слава Богу, фотографий сохранилось предостаточ¬но, и мы с вами видим, что это памятник городу, его истории, а не императрице. Суверен в данном слу¬чае не более чем символ. Да и какой резон рассуж¬дать о нравственных качествах исторического деятеля такого калибра? Ведь тогда надо было бы, очевидно, демонтировать пирамиды, мотивируя безнравственно¬стью и негуманностью фараонов... Очевидно, не по вкусу дежурным переписчикам истории и фигуры, стоявшие у подножия монумента: Потемкин и Зубов, очевидно, опричники, а Дерибас и Деволан — космо¬политы (?).
Так или иначе, а грянула революция, пришел гегемон и памятник этот подозрительный сковырнул. Торс вредной императрицы расчленили — верхняя его часть сохрани- лась-таки в музейних запасниках и недавно экспонирова¬лась на персональной выставке Б. В. Эдуардса в Художе¬ственном музее. Фшуры сподвижников обитают во дворе краеведческого музея. Где-то на Пересыпи, говорят, валя¬ется и колонна.
Надо сказать, что колонна эта украшала собой роковую площадь довольно долго — я еще застал ее, будучи юным “ пионэром “ одноименного (бывшего Воронцовского) двор¬ца, куда ходил на хор к любимице коренных одесситов Татьяне Азарьевне Кагель. Вот уж точно была императ¬рица в собственном дворце... Но еще задолго до описыва¬емых событий упомянутая колонна явилась постаментом, на котором то и дело менялись навершия-головы. Сначала революционная масса водрузила там герму Карла Маркса (в моем собрании есть подлинная фотография презентации 1920 года, доставшаяся заочно от автора этой гениальной головы). Потом, очевидно, решили, что одна только голова не отвечает величию автора “ Капитала “ и великим идеа¬лам революции (Юз Алешковский говорит о трехголовой птипе-тройке Маркс-Энгельс-Ленин). Решено было поста¬вить Маркса в полный рост. Но пока вопрос решался, ме- тные студенты, по свидетельству лучшего одесского кра¬еведа всех времен Виктора Семеновича Фельдмана, кор¬мили марксовскую голову какой-то немыслимой несъедоб¬ной кашей, каковую им скармливали тогда в столовках. В период между головой и бюстом на екатерининской колонне успела еще недолго покрасоваться скульптура Адама Миц¬кевича, водруженная по ходу съемок фильма “За стеной“, связанного с судьбами польских революционеров.
Но вот восстал, наконец, над проклятой площадью (здесь же находилось и здание ЧК с гаражом, в котором под шумок работающих двигателей бойкие молодчики в ко¬жанках тренировались в стрельбе по-македонски: мишени были не только движущиеся, но... живые) гигант мысли в полный свой рост. Фотокопия редкой почтовой открытки тех лет невыразительна, как и сама скульптура. Впрочем, недолго возвышался над поистине камерной площадью сей шедевр железобетонной архитектуры. В одну, как принято говорить, темную бурную ночь подул резкий норд-ост, и Маркса благополучно сдуло с императорского пьедестала. Он упал и печально рассыпался на мелкие кусочки. Улина его имени, однако, сохранилась надолго.
Производилось ли дознание по поводу “падения Марк¬са нам доподлинно не известно: без репрессий, очевидно, не обошлось. Но после этого случая и власть имущие, по- видимому, смекнули, что дело нечисто, и площадь таит в себе потенциальную опасность. Многострадальную екате- ринискую колонну оставили в покое лет этак на тридцать. Но вот приблизился славный потемкинский юбилей. Если вы не ленивы и любопытны, поднимите подшивку журнала “Нива“ за 1905 год. Там помещены многочисленные фо¬тоснимки, подробно и непредвзято повествующие о потем¬кинских событиях в Одессе: о пожаре в порту, разграбле¬нии складов РОГІИТа и других, поджоге пароходов, прочем насилии и мародерстве. Все было вовсе не так, как то ри¬сует классическая лента Эйзенштейна, заменившая нам учебник истории. А потому именно фильму, а не реальным событиям поставлен памятник 1965 года. Судите сами, о каком брезенте над расстреливаемыми матросами может идти речь — это метода из другой эпохи. Любопытно, что
и бульварная лестница названа Потемкинской опять-таки лишь благодаря яркому эпизоду из фильма: реально лест¬ница эта была блокирована войсками, и, разумеется, ни¬какой стрельбы тут не было и быть не могло.
Что касается художественных достоинств памятника по- темкинцам, то их оценили сами горожане. Его именуют утюгом (так и ставили, чтобы уже не сдуло) и еще по¬хлеще. Впрочем, площадь снова начинает проявлять свой норов: ведутся серьезные разговоры о переносе “Потем- кинцев“ в более подходящее место. Одно время поступали предложения почти крамольные: воссоздать к 200-летию Одессы старый дмитренковско-эдуардсовский памятник из сохранившихся фрагментов. Только сегодня это малоакту¬ально, ибо Екатерина в любом виде, кажется, не вписы¬вается в очередные исторические концепции. А то грянули бы события совершенно невероятные для нашей роковой площади. Но — как знать, что день грядущий нам гото¬вит...
Вести из прошлого
    

- 045 -  


фото    [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35] [36] [37] [38] [39] [40] [41] [42] [43] [44] [45] [46] [47] [48] [49] [50] [51] [52] [53] [54] [55] [56] [57] [58] [59] [60] [61] [62] [63] [64] [65] [66] [67] [68] [69] [70] [71] [72] [73] [74] [75] [76] [77] [78] [79] [80]



             

Интернет реклама УБС

Интернет реклама УБС

Интернет реклама УБС