КНИГИ ОБ ОДЕССЕ


Губарь О.И. - 100 вопросов за Одессу - 1994   скачать pdf



    Да, не в лучшее время пришлось побывать в Столице Юга нашему музыканту. Надо полагать, что ему-то при¬шлось отсидеть в карантине от звонка до звонка. Но. как говорят, нет худа без добра: обстоятельства способствовали появлению на свет своеобразного панегирика карантину. Несомненно, гитара помогла скоротать мрачные будни не только автору мазурки, но и его товарищам по несчастью.
Об авторе “Гимна карантину" удалось пока узнать не
¦ лишком много. Так, установлено, что он — один из уче¬ников знаменитого гитариста-виртуоза и композитора Ми¬хаила Тимофеевича Высотского. Как отмечал редактор журнала “Гитарист“, издававшегося в начале века, В. Ру¬санов, “И. Якубович был недюжинным гитаристом, крепко любил свой инструмент, нигде не расставался с ним и де¬лился с ним своими впечатлениями и воспоминаниями
Вести из прошлого
• Гласный думы Я. М. Пуриц по случаю своей серебряной свадьбы по¬жертвовал 2 000 руб. на учреждение кровати его имени в еврейском сиротском доме. Пожертвование это пришлось весьма кстати, так как финансовое положение еврейского сиротского дома в виду значитель¬ных расходов по содержанию открытой в этом году при заведении земледельческой фермы очень незавидно.
"ОДЕССКИЙ ВЕСТНИК", 1892, Ма 109.
Кто первым рисовал Одессу?
Вот именно: кто же первым рисовал город с натуры? Быть может, Манцони? Гаюи? Бассоли? Ведь это их гра¬вюры, рисунки, литографии открывают галерею "иконо- . рафии Южной Пальмиры Они иллюстрируют наиболее лидные и известные краеведам издания — “Старую Одессу“ Александра Дерибаса, фолиант, выпущенный го¬родским общественным управлением к 100-летию Одессы, '’наменитые справочные книги “Вся Одесса", “Южно-Рус¬ский альманах", ряд серьезных путеводителей и т. д. Ока¬зывается, первым портретистом едва родившегося города был вовсе не профессиональный художник, а человек, во¬обще не имеющий отношения к искусству. Впрочем, обо всем по порядку.
В свое время автору пришлось заниматься темой, свя¬занной - с гидрографическими исследованиями северо-за¬падной части Черного моря в конце XVIII — первой чет¬верти XIX ст. Тогда внимание привлек составитель первой достоверной карты Одесского залива (1798 г.) — замеча¬тельный представитель своей эпохи “флот-капитан перво¬го ранга и кавалер Иосиф Биллингс". Английский моряк, он поступил на российскую службу в середине 80-х годов XVIII века по рекомендации С. Р. Воронцова — русского посланника в Лондоне, отца М. С. Воронцова. Известный дипломат неспроста составил протекцию Биллингсу, ибо знал, что за плечами того участие в третьем кругосветном плавании знаменитого Джеймса Кука. Тогда молодой на¬вигатор служил помощником астронома, зарекомендовал себя отлично и приобрел колоссальный опыт.
В 1785 году капитан-лейтенант Биллингс возглавил экс¬педицию по исследованию Чукотки и омывающих ее морей. Десять долгих лет он пытался обогнуть этот суровый по¬луостров на им самим же сконструированных судах, — не вышло. Но не таков был Биллингс, чтобы отчаяться: он надумал объехать чукотские берега посуху. Это было по- истине фантастическое путешествие с сюжетными ходами, достойными романов Хаггарда и Майн Рида. Вдвоем с чуЗ котским старшиной, на оленях (!) углубился уроженец ту-) манного Альбиона в земли неведомые. При этом Биллингс оказался не только лихим путешественником, но и бойким повествователем. В 1802 году в Лондоне вышла его книга, посвященная описанию “Чукотской одиссеи“, впоследст¬вии переведенная на русский язык его коллегой капитаном Сарычевым.
Награжденный орденом св. Владимира, наш англичанин в 1795 году был откомандирован в Черноморский флот, командовал здесь различными судами, производя опись (т. е. топографическую съемку) северных берегов от Днестра до Кубани. Спустя три года появилась и довольно извест¬ная его карта “от Адессы до устья реки Днестрасделав¬шаяся хорошим подспорьем в плаваниях черноморским шкиперам. Вот, пожалуй, и все, что нам было прежде из¬вестно об Иосифе Биллингсе.
Но прошло несколько лет, и одесский коллекционер В. И. Волчек, помня об этих “биллингсовских разысканиях“, обратил внимание автора на статейку “Одесса 100 лет на¬зад “, помещенную на так называемом “втором листе“ га¬зеты “Одесские новости11 от 25 января 1898 года и под¬писанную инициалами “А. С.“. Что касается “А. С.“, тут разночтений быть не может: написано “Геродотом Ново¬российского края“ Аполлоном Скальковским. Статейка весьма любопытна — речь идет о скорости абразионных процессов (размыв морских берегов) в пределах Одессы за сто лет (1798— 1898) по материалам сопоставления старых и новых карт. Здесь, разумеется, упоминались гид¬рографические работы Пустошкина, Биллингса и других исследователей, но не в этом соль. Оказывается. Биллин¬гсом “нарисованы с натуры акварелью виды наиболее зна¬чительна в то время пунктов Черного моря, именно виды Ахтиара (Севастополя), Козлова (Евпатории), Ялты, где тогда было лишь несколько бедных хижин, мыса Тархан- кут, собственно дачи Василия Степановича Попова и пр.“.
Одесса в число этих видов не попала — слишком ни¬чтожна она еще была в те времена. Однако “флот-капитан и кавалер" сделал еще тушью рисунки видов берегов Чер¬ного моря: такие зарисовки (с известного расстояния и на¬правления) и поныне служат составной частью лоции и помогают мореходам лучше ориентироваться.
Так вот, среди прочих, он нарисовал и “Вид Одееовской (т. е. Биллингс отталкивался от древнего названия этого приморского пункта — Одесс — О. Г.) рейды “. Уникаль- пи и этот рисунок позволяет увидеть Одессу образца 1798 года! Вот как описана эта панорама А. А. Скальковским: Теперешний Ланжерон был в то время далеко вдающимся ¦і море острым углом мысом. В направлении современного Карантинного мола выдвигалась каменная гряда, послу¬жившая ему первоначальным основанием. Такая же камен- н,| я гряда выходила в море продолжением Воронцовского миса и тоже послужила основанием Военного мола. На ме- (те теперешнего Николаевского (Приморского — О. Г.) бульвара была пустыня с обваливающимися берегами. Впрочем, еще долго и после 1798 г. Николаевский бульвар і л у жил местом свалки мусора, почти до самых тридцатых годов текущего (т. е. XIX — О. Г.) столетия. Вообще Одес¬са того времени представляла собою небольшую группу очень разбросанных маленьких домиков с крепостью на приморском конце Канатной и Новой улиц (Свердлова и Маразлиевской — О. Г.). Приблизительно место тепереш¬него дворца на бульваре, несколько дальше от обрыва, за¬нимал единственный сравнительно большой дом еще ту¬рецкой постройки с высокими стенами и небольшим садом. Здесь во время турецкого владения, вероятно, жил началь¬ствующий бей. Как мало общего имеют эти разбросанные хижины с теперешними тесно сплоченными палаццо! Мог ли в то время кто-нибудь подумать о подобной метаморфозе в течение каких-нибудь 100 лет?“ (Эти строки написаны без малого столетие назад, и Аполлон Александрович едва ли узнал-бы сегодня те великолепные “сплоченные палац¬цо “ и как бы еще удивился “новым метаморфозам").
    

- 023 -  


фото    [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35] [36] [37] [38] [39] [40] [41] [42] [43] [44] [45] [46] [47] [48] [49] [50] [51] [52] [53] [54] [55] [56] [57] [58] [59] [60] [61] [62] [63] [64] [65] [66] [67] [68] [69] [70] [71] [72] [73] [74] [75] [76] [77] [78] [79] [80]



             

Интернет реклама УБС

Интернет реклама УБС

Интернет реклама УБС