КНИГИ ОБ ОДЕССЕ


Губарь О.И. - 100 вопросов за Одессу - 1994   скачать pdf



    Сколько же исследователей потрудилось над разгадкой “феномена Одессы “! А точнее всего высказалась по этому поводу Патрисия Херлихи — замечательный американский историк, автор единственной солидной монографии по ис¬тории Одессы, изданной в нынешнем столетии: “Положе¬ние, климат, дистанция от центральной власти (воздух свободы — О. Г.) , меркантильный брак Черного моря с черноземом (экспорт пшеницы — О. Г.), спрос и предло¬жение, этнически пестрое, энергичное население, разум¬ные администраторы, — все это совпало. Все вместе это дало то, что нельзя ни повторить, ни сымитировать“.
Итак, мы имеем "черный ящик", некую реторту, в которой соединились, сплавились физико-географиче¬ские, экономические, политические и прочие компонен¬ты. Так народилось живое существо — единственное, неповторимое (а потому — загадочное), которое "нельзя ни повторить, ни сымитировать". Что мы можем, так это прокомментировать отдельные моменты, имеющие отношение к становлению "пенорожденной" (но это будут опять-таки субъективные заметки). А ведь именно так, бесхитростно, и доступили мудрые одес¬ситы, выпустившие г. 100-летию родного города пол¬новесный юбилейный том. Здесь и не пытались мон¬тировать какие-то вселенские концепции; здесь была всего только тематическая летопись города: что? где? когда? Единственное, что порой бросается в глаза, — неосознанное, быть может, стремление потрафить го¬родскому общественному управлению, субсидировав¬шему это объемное издание. Необходимые реверансы представителям августейшего дома, разумеется, также имели место. Но это такая же традиционная формула, как, скажем, "Боже, храни королеву!". Во всем этом нет ничего необычного, а тем более постыдного, если учесть к тому же, что общественное самоуправление было весьма и весьма демократичным: в этом отно¬шении Одесса когда-то выступала в авангарде горо¬дов российских.
Рискуя впасть в тот же грех схематизации, в каком об¬виняли упомянутых (достойнейших!) авторов, пойдем все же их опасным путем и условно разделим дореволюцион¬ную историю города на два больших этапа: от основания до рубежа 50 —60-х годов XIX века и далее — до 1917 года.
Первый, портофранковский, этап собственно и зало¬жил фундамент роскошного мифа о "Золотом городе". В период порто-франко Одесса и в самом деле процве¬тала. И здесь очень важно иметь в виду, что порто¬франко было не целью, но формой существования, ес¬тественным инструментом осуществления внешнетор¬говых операций. Никто и никогда не провозглашал ло¬зунгов и не вывешивал плакатов: "Вперед, к победе порто-франко!" Это был естественный процесс, посте¬пенно получивший официальное оформление. (В этом- то и состоял "большой секрет для маленькой компа¬нии": не жизнь укладывается в схему, а, напротив, схе¬мы приспосабливаются к жизни. Этой простой истине и следовали давние одесские администраторы, в этом и заключалась их мудрость).
Еще никто не имел понятия ни о какой “свободной га¬вани", а спрос и предложение уже наличествовали, жизнь диктовала свои законы: Европа остро нуждалась в хлебе, а Причерноморье этот хлеб могло дать. Уже в самом на¬чале XIX столетия интерес к Одессе как потенциальному хлебному экспортеру чрезвычайно высок, о чем свидетель¬ствуют многочисленные публикации в итальянских, фран¬
цузских, английских и прочих изданиях. И в этом нет ни¬чего удивительного, ибо этот регион снабжал сельхозпро¬дукцией Европу и Малую Азию еще во времена греческой, римской, византийской, итальянской экспансий на Понте Эвксинском.
Спрос особенно возрастает после наполеоновских войн, и учреждение порто-франко становится, можно сказать, чисто формальным актом. (Когда о порто-франко заходит речь сегодня, то даже у ребенка может невольно возник¬нуть закономерный вопрос: так что же мы будет предла¬гать? Что на что будем менять?..).
Сколь повезло Одессе с местоположением, климатом и прочим, столь же повезло и с администраторами: они ока¬зались не только умны, деликатны, образованы, прозорли¬вы, но и удачливы. Это, конечно же, относится и к де Ришелье, привлекшему в город и край необходимых спе¬циалистов и инвесторов — всех тех, кто наладил хлебный экспорт и городской быт. Тем же путем следовали его пре¬емники.
Казалось бы, чего проще: вези зерно в Одессу, грузи на суда, отправляй, куда пожелаешь, и считай себе барыши... Однако не все было так просто. Для начала необходимы были, скажем, оборудованная гавань, морские коммерче¬ские конторы, занимавшиеся фрахтом судов, закупкой, транспортировкой, хранением, реализацией зерна, а сле¬довательно, нужны были “хлебные магазины4*, офисы, ка¬рантин, судоверфь, биржа со всеми ее атрибутами, вклю¬чая (жржевую информацию, банки и ломбарды, коммерче¬ский суд, гостиницы, квалифицированные чиновники и ма¬стера, развитая городская инфраструктура. Да мало ли что еще. И надо сказать, что в значительной степени появле¬ние многих городских служб, развитие самых разных сфер общественного быта ускорилось и приобрело соответству¬ющее качество именно в результате становления Одессы как крупнейшего хлебного экспортера. Все это не могло не сказаться позитивно и на эволюции сельскохозяйственного производства в регионе.
Подобная ориентация города в сочетании с физико-гео¬графическим положением, этнически пестрым населением, специфическим разделением труда и другими факторами определила и более демократичные формы городского об¬щественного самоуправления, и более свободный, по срав¬нению с центром, общественный быт. Можно говорить об исключительно быстром становлении гражданского обще¬ства Южной Пальмиры. Наличие в городе значительных национальных колоний, среди представителей которых имелось немалое число специалистов высочайшего класса, людей высокообразованных, в том числе с университетски¬ми дипломами, просвещенных чиновников канцелярии ге¬нерал-губернатора, военных инженеров, гидрографов и т. д., не могло не способствовать стремительному развитию в городе и крае науки и культуры (Ришельевский лицей, Институт благородных девиц, итальянская опера, музей древностей, ботанический сад, библиотеки, периодические издания, ученые общества и т. д.).
В годы правления М. С. Воронцова Одесса достигла по¬длинного “просперитиНе особенно идеализируя реаль¬ное статус-кво, мемуаристы свидетельствуют, что в это время в городе практически не было людей, живущих за чертой бедности. Наемные рабочие, прислуга, извозчики, приказчики и т. д. получают жалованье намного большее, нежели в других городах Империи.
Трагической случайностью для Южной Пальмиры стала Крымская кампания, после которой город уже никогда не сумел по-настоящему оправиться и вернуть себе прежнее положение на мировой арене. Занимая четвертое место в России (после Москвы, Петербурга и Варшавы) по наро¬донаселению и другим показателям, Одесса, тем не менее, навсегда утратила корону мирового хлебного экспортера. (Гонор, правда, сохранила надолго).
А складывалось все так. Проливы в Черное море были блокированы неприятелем, спрос Европы остался неудов¬летворенным. Но, как принято говорить, свято место пусто не бывает: наконец-то хлебные импортеры открыли для се¬бя Америку. Сначала Канада .и Аргентина, а затем даже далекая колониальная Индия сделались смертельными конкурентами Причерноморью, Одессе. Маршруты хлеб¬ных караванов значительно удлинились, зато транспорт¬ные затраты с лихвой компенсировались за счет новой тех¬нологии грузоперевозок: экспорт зерна сменился экспортом муки, более компактно укладывавшейся в трюмах, —за океаном вовсю вертелись паровые мукомольни. Что до юга России, тут технологическая революция с трудом пробива¬ла себе дорогу. Так, даже в 1859 году к единственной па¬ровой мельнице в Одессе (Гома) прибавилась только одна (Яхненко) и лишь была запроектирована третья (Хавы и С). Но, как говорится, поезд уже ушел...
Увеличение числа экспортеров, естественно, привело к падению мировых цен на хлеб. Греческие коммерсанты, главенствуюшие в этой отрасли, заметно утрачивают ин¬терес к хлебоэкспорту через Одессу, причем кое-кто из них (можно вспомнить того же Папудова) понес большие убытки. Сократились и доходы города. Хлебный вывоз ста¬новится все более мелочным. Да и городское самоуправле¬ние ухе не то, что прежде, когда в Думе заседали пре¬имущественно негоцианты, благоденствовавшие от хлебной торговли. Пришла беда — отворяй ворота: неблагоприятно складываются в это время дела и в обеих столицах, о чем толкует в своей книге Д. Г. Атлас. Радикальная космопо¬литическая Одесса всегда вызывала раздражение “навер¬ху ряд экономических санкций создает Евпатории, Ни¬колаеву, Таганрогу, Херсону преимущества перед Одессой, развитие города еще не раз искусственно тормозится. Гор¬дому, независимому городу приходится туго.
    

- 003 -  


фото    [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35] [36] [37] [38] [39] [40] [41] [42] [43] [44] [45] [46] [47] [48] [49] [50] [51] [52] [53] [54] [55] [56] [57] [58] [59] [60] [61] [62] [63] [64] [65] [66] [67] [68] [69] [70] [71] [72] [73] [74] [75] [76] [77] [78] [79] [80]



             

Интернет реклама УБС

Интернет реклама УБС

Интернет реклама УБС