КНИГИ ОБ ОДЕССЕ


Деникин А.И., Маргулиес М.С., Брайкевич М.В. - Французы в Одессе. Из белых мемуаров (1928)   скачать pdf



    Какой-то природный, вероятно, недостаток политиче-. ского слуха сделал. М. С. Маргулиеса неспособным слышать великие темы русской революции.
Не так важно, пожалуй, почему Маргулиес не слышал, как важен самый факт: он не услышал. За этим фактом — практическое следствие. Русская революция с исключительной быстротой убрала с своего пути и .Южно-русскую власть" и „Северо-западное правительство", созданное бурной энер¬гией М. С. Маргулиеса. В отношении практической по¬литической деятельности приговор произнесен безапел-
Остается литературная деятельность — книжка Маргу¬лиеса. В ее изображении все то, что происходило в год интервенции, не есть кусок чего-то прекрасного, или мерз¬кого, но всегда большого, грандиозного в своей величине и
Все это изображено Маргулиесом, как мелкий и пошлый митивный балаганчик, в котором он раздает и отнимает
Оттого-то его книжка и его рассказ о тЬм, что и почему
и глухого музыканта.
Я думаю, что с этой оценкой согласится громадное большинство лиц, участвовавших или просто в наевших своими глазами те события, о которых рассказывает Маргулиес. Для таких очевидцев никакого дальнейшего разбора книжки не требуется. Можно им просто предоставить по поводу „музыки Маргулиеса" или добродушно смеяться, как Моцарт, или негодовать, как Сальери. Это дело их личного темпе-
Есть, однако, люди, которые собственными глазами не видели того, о чем рассказывает автор. С другой стороны, Маргулиес претендует на особое значение своего дневника для будущей исторической правды о русской революции. С этой целью он публикует свой дневник теперь же и го¬ворит: .Необходимо своевременным появлением его на свет дать возможность лицам, в нем выведенным, внести испра¬вления ошибок, неизбежных особенно в такие эпохи, как переживаемая, когда даже максимум самообладания не га¬рантирует полной объективности наблюдателя".
Таким образом, по мысли автора, его дневник, поскольку
событий, должен получить печать достоверности историче-

Прежде всего, скажу мягко, неточен его рассказ о су¬ществе и последовательности возникновения Совета Госу¬дарственного Объединения России (С.Г.О.Р.) и главных за¬дачах его основателей '). Во-первых, формальная сторона дела. Не было никаких „организованных групп*, которые могли бы претендовать на представительство кого-нибудь: Государственных Дум всех созывов, земств старых (т.-е. со¬ставов до избрания по закону Временного Правительства), городских гласных доавгустовских (17 г.) выборов и т. д.
.участия в таких группах не было. Не было также ни съезда, ни публичного оповещения об образовании группы, ни пра¬вильного избрания бюро, ни последующих собраний раз- организованной группы. Ничего или почти ничего этого не было. При образовании каждой группы было одно или не¬сколько приватных собраний добрых знакомых* приглашен-
С некоторой еще натяжкой можно говорить, как о чем-то организационно-связанном, о группе Законодательных Палат. И в этом случае надо отметить, однако, что в группе членов . Государственных Дум 4 созывов не принимал участия по принципиальным соображениям ряд лиц, принадлежавших к составу одной из четырех Государственных Дум и нахо-
В один из своих приездов в Киев (кажется, в начале сентября) я присутствовал на созванном М. С. Маргулиесом у него на квартире собрании деятелей промышленности и финансов. На нем присутствовали (человек 15 было всего народу), тлавным образом, члены Временного Правительства последнего состава и деятели Военно-Промышленного Ко¬митета. Остальные участвовавшие в собрании промышлен¬ники н финансисты были людьми прогрессивно настроенными и близкими к тем деятелям, которые шли раньше в Цен¬тральный Военно-Промышленный Комитет и Временное Правительство. Мое участие в таком собрании по формаль¬ному признаку (я был председателем Одесского Обл. В. Пром. Ком. с его основания и впоследствии тов. министра торг. и пром. во второе министерство А. И. Коновалова) было естественным. По настроению собравшихся я не чув¬ствовал себя в их среде чужим.
На этом собрании, насколько помню, были: проф. Н. Н. Савин, бывш. тов. министра при А. И. Коновалове, проф. М. В. Бернацкий бывш. министр фин. Времени. Прав., С. Н. Третьяков бывш. председат. Экономич. Сов. и министр Временного Прав., Д. В. Филатьев, бывш. тов. военного министра Врем. Прав., В. С. Лурье, М. С. Маргулиес, И. Г. Коган, оба брата Дан., Г. и Дм. Г. Балаховские. Остальных участников собрания не припомню теперь.
Все участники собрания были, конечно, антибольшевиками и все ярко чувствовали боль за национальное унижение России и тревогу за ее будущее. Это было время оккупации Германией всего Юга России и пышного расцвета в Киеве гонения не только на российскую государственность, но и
„ИЗ РЕВОЛЮЦИИ НАМ ЧТО-НИБУДЬ" 229
    

- 093 -   next


[1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35] [36] [37] [38] [39] [40] [41] [42] [43] [44] [45] [46] [47] [48] [49] [50] [51] [52] [53] [54] [55] [56] [57] [58] [59] [60] [61] [62] [63] [64] [65] [66] [67] [68] [69] [70] [71] [72] [73] [74] [75] [76] [77] [78] [79] [80] [81] [82] [83] [84] [85] [86] [87] [88] [89] [90] [91] [92] [93] [94] [95] [96] [97] [98] [99] [100] [101] [102] [103] [104] [105] [106] [107] [108] [109] [110] [111] [112]



             

Интернет реклама УБС

Интернет реклама УБС

Интернет реклама УБС