КНИГИ ОБ ОДЕССЕ


Деникин А.И., Маргулиес М.С., Брайкевич М.В. - Французы в Одессе. Из белых мемуаров (1928)   скачать pdf



    тельству. ^
щина, в коридоре —окно выбито, холод, снежная вьюга. За¬весили изнутри одеялом на кнопках, спим в шубах, света нет.
В 6 часов утра подъезжаем к Черноводам, где огром-
багаж на плечах, садимся на паром и в бурю переезжаем Дунай; ищем места в вагонах ждущего у пристани поезда; все занято; какая-то американская миссия из нескольких
но к Себе не пускают. Сели в товарный вагон. Едем шесть километров до Фетешти, где ждем поезда из Букареста от
10 часов утра до 5 часов вечера. Уходит он в Букарест лишь в 8 часов, так как машинист сделал два пробега в Букарест и из Букареста и лег спать.
Получаем спальный вагон и в 3 часа утра в Букаресте.
В 12 часов вижу ^капитана Бертело, бывшего с Порта- лем у Деникина (хороший тип культурного француза, пре¬красно образованный и воспитанный, с широким, ясным взглядом на вещи). Отношение к Добрармии — отрицатель¬ное. Слушает с глубоким удовлетворением мои сообщения об Одесском coup d'Etat и на 6 часов устраивает прием у
В 4 часа у посла Поклевского-Козелл; застаю там В. И. Гурко и племянника Поклевского. Поклевский говорит, что Бер¬тело телеграфировал д’Ансельму убрать поскорее Санникова
Поклевский-Козелл сообщает, что румыны взялись за
делами военными или дипломатическими. Начнется экзеку¬ция — ведь большинство русских без дела, выехать дальше в Европу оми не могут и их будут высылать в Одессу.
В 6 часов у генерала Бертело. Большой, грузный про¬филь в стиле Бурбонов. Жалуется на Санникова, говорит, что телеграфировал д'Ансельму — убрать его скорее. Одо¬бряет устройство совета, говорит, что будут снабжать Одессу морем (крайнее легкомыслие). Ждет от Клеменсо разрешения съездить в Париж для информирования. Жа- луегся на русских, уезжающих за границу и не возвращаю¬щихся обратно, бросающих Россию. Я настаиваю йа при¬глашении в Совет при французском командовании генерала Шварца. Бертело соглашается, обещает немедленно ему телеграфировать. Мало разбирается в событиях, смешивает мою точку зрения с тем, что говорили ему в свое время проезжавшие чрез Букарест Шебеко и Титов. Слова мои падают на рыхлую массу. Одесса, очевидно, обречена на
Был во французском штабе. Узнаю, что Бертело экстренно выехал сегодня в Одессу, так как туда же выехал Франшэ д'Эспере. Подходим к ликвидации конфликта с Добрармией и упрочению французской оккупации. Последняя ставка для спасения Одессы, но думаю, что и она проиграна.
Был у меня генерал-майор С. П. Войно-Паиченко: он прикомандирован к штабу Бертело. С 1916 года в Париже; был 10 лет в свите б. вел. кн. Сергея Михайловича, заявляет себя республиканцем и сообщает, что американцы пойдут на Россию только в том случае, если будет опасность ре¬ставрации; англинане вообще не пойдут; одни французы из- за Германии боятся слабости России. Во Франции сейчас нет большого политического человека. Клемансо добился своей мечты — возврата Эльзас-Лотарингии, и на Россию он теперь не обращает внимания. (Гурко сказал: ,0 России теперь говорят в Париже походя“.) Маклаков не имеет влияния в Париже; его подвел советник посольства Сева- стопуло, убедив его не представлять вверительных грамот немедленно по приезде. А потом уже было поздно, так как большевики стали укрепляться и французы не решились принять грамот от представителя Временного Правительства. Севастопуло сделал это, чтобы быть хозяином положения (он был назначен в Копенгаген Извольским и не хотел уехать). Все бумаги официально подписывает Севастопуло. Маклаков к тому же стеснен тем, что он фактически получает содержание от Франции. Во главе русского ко¬митета — кн. Львов, который привез из Америки 300.000 франков, и на эти деньги содержится Комитет. Львов сильно полевел. Французы сейчас относятся лучше к русским, чем
Ужинал с В. И. Гурко. Он говорит, что в Париже из С.Г.О.Р. никто не приглашен в Русский Комитет, так как там направление левее Гурко и Шебеко. „А почему не приглашен Третьяков", спрашиваю. — „Да он правее меня
нералом Щербачевым — его принимают, выслушивают и просьбы его удовлетворяют; хотя вяло, и часто не дают ему сведений даже об отправке военных в Новороссийск. Гурко едет в Одессу за женой и будет торопиться обратно. Проехать в Париж делегации помогли англичане. У Гурко был открытый лист от генерала Балларда и письмо Марии Федоровны к английской королеве. Англичане на крейсере провезли всю делегацию с семьями до Рима, на автомобилях
В французском обществе никто из членов делегации связей
Румыны объявили, что все русские, украинцы, австрийцы, явиться в полицию с документами. Зашел к консулу, спро- лиц, за которых ручается, и послал его министру внутренних
Весь день менял деньги; наш рубль летит вниз голово¬кружительно; еще в январе давали за керенскую тысячу— 1.500 лей, а за романовскую —1.800. В Одессе леи стоили 65 копеек. Теперь здесь давали — в среду 945 лей за ты¬сячу керенских, а сегодня —уже 800; за романовскую тысячу — 1.350 лей; за наличные франки мелкой купюры взяли с меня 269 лей за сто франков и 64 леи за один фунт- стерлингов. Еще месяца два и мы докатимся до 2 копеек за рубль.

22 марта. Суббота.
Во французский штаб сообщают, что Бертело возвра¬щается в Букарест и что командование французскими силами в России переходит к Франшэ д’Эспере. Спор между двумя генералами разрешен,' но от этого лучше ли? Все - таки у Бертело накопилось много докладов, у него есть русский отдел при штабе, кроме того, Поклевский в Букаресте; в Константинополе же — ничего. Оставит ли Франшэ^Одессу
Получаю билеты на экспресс. ,
Едем в слипинге как в доброе старое время. Билеты до Парижа — по 530 франков. По курсу среднему — около
2.0 рублей. В поезде — Лазоверт (заведывавший у Пуриш- кевича санитарной частью)—'в петлице — розетка офицера Почетного Легиона. Говорит, что он доктор медицины Парижского университета, был интерном, был мобилизован, как врач, родился в Варшаве, еврей, был при генерале Жанэн потом попал к Пуришкевичу, которого „любит, как честного человека". Теперь, узнав о выступлениях Пуриш- кевича монархического характера написал ему письмо с про¬тестом. Жалеет, что „такой умный, честный и талантливый человек не понимает, что нет возврата к старому и пропо¬ведует погромы". Лазоверт едет с какой-то миссией фран¬цузского министра иностранных дел. Я видел его бланки как-то в России, заголовок такой: „Доктор Лазоверт, заве¬дующий санитарными учреждениями действительного стат¬ского советника Владимира Митрофановича Пуришкевича' (а -все учреждения, конечно, не Пуришкевича, а Красного Креста).
Рядом в соседнем со мной купэ — адъютант начальника генерального штаба генерала Альби, капитан X. Я ему со¬общаю много сведений об Одессе, о большевизме; настаиваю, чтобы в Одессу послать артиллерию, выяснить поскорее вопрос о подчинении греков французам (греков много больше и они не захотят слушать д’Ансельма), указываю на ничто¬жество генерала д’Ансельма, на необходимость присутствия на месте большого генерала, прекращения маниловщины в их политической позиции, и поддержания амуницией Добрармии, особенно артиллерией, X. сказал, что ‘ еще не решено, как быть с Одессой что в Париже мало интере¬суются Россией и склонны уйти из нее, цечтая „о санитар¬ном кордоне" в Польше и Румынии,
Капитан X. обещал подумать, кто мог бы заняться серьезно русским делом в Париже; думает, что следует
24 марта. Понедельник.
    

- 085 -   next


[1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35] [36] [37] [38] [39] [40] [41] [42] [43] [44] [45] [46] [47] [48] [49] [50] [51] [52] [53] [54] [55] [56] [57] [58] [59] [60] [61] [62] [63] [64] [65] [66] [67] [68] [69] [70] [71] [72] [73] [74] [75] [76] [77] [78] [79] [80] [81] [82] [83] [84] [85] [86] [87] [88] [89] [90] [91] [92] [93] [94] [95] [96] [97] [98] [99] [100] [101] [102] [103] [104] [105] [106] [107] [108] [109] [110] [111] [112]



             

Интернет реклама УБС

Интернет реклама УБС

Интернет реклама УБС