КНИГИ ОБ ОДЕССЕ


Деникин А.И., Маргулиес М.С., Брайкевич М.В. - Французы в Одессе. Из белых мемуаров (1928)   скачать pdf



    1 марта. Суббота.
В 11 часов Бюро С.Г.О.Р. П. А. Текстон рассказывает о своем визите к д‘Ансельму с Бернацким. Д'Ансельм гово¬рил в смягченных тонах о необходимости скорейшего соглаг шения с Деникиным, о желательности передачи гражданской власти Пильцу! На дороге обратно Бернацкий говорил Тик- стону: „Что то слишком говорят о Пильце, нет ли тут какой французской интриги?"
Французы в Одессе 12
В 11 часов Фредамбэр прислал офицера просить к нему. Иду в штаб; с места в карьер спрашивает: „ну, что, обра¬зовали уже правительство?" Развиваю опять проект инте- рима с Пильцем. Одобряет и соглашается ждать. С Дирек¬торией не ладится, так как министры Петлюры протестуют против его исключения, а Григоренко настаивает на этом. Министры обещают устранить Петлюру позже, просят не форсировать.
Украинские войска борятся с большевиками и продви¬гаются опять к Фастову (сводка Грекова). Возбуждаю сомне¬ние в достоверности сведений Грекова. „Нет", говорит Фре¬дамбэр.. „Меня можно подвести в гражданских вопросах, в военных — никогда". Для проверки его военных сведений спрашиваю: „А в Жмеринке как обстоит дело?" — Наш комендант там, хотите поговорить? Вызывает службу связи — конфуз: комендант не в Жмеринке, а много ближе к Одессе — на Раздельной.
В приемной у Фредамбэра видел ожидавшего там
А. И. Гучкова. Спрашиваю Фредамбэра: „Это Вы вызывали Гучкова, он ждет в приемной?"—Какой Гучков, кто это? — Объясняю. „А ему можно доверить, не обманет?"
Возвращаюсь, сообщаю Бюро С.Г.О.Р. разговор с Фре- дамбэром; решаем послать делегацию в Екатерннодар к Деникину; йыбираем барона, кн. Куракина, М. В. Челно¬кова, А. М. Масленникова, С. А. Хрипунова, архиепископа Арсения и гр. Алексея Бобринского, решаем просить у фран¬цузов миноносец. Посылаем к Фредамбэру: — говорит: „не для этого миноносцы; впрочем, запросим Константинополь".
В 3 часа приходит Демченко; необходимо сговориться о дальнейшем, медлить нельзя; надо поговорить с Андро, он в курсе многого, чего мы не знаем. Соглашаюсь на свидание. В 5 часов гр. Стенбок-Фермор предлагает то же самое — как будто сговорились; рассказывает, что третьего дня на съезде хлеборобов девяти губерний, было человек 150; на¬строение было чисто деникинское; Григоренко там прова¬лили, назвали петлюровцем; председательствовал крестьянин, тем не менее выбрали „комиссию для выяснения вопроса о Директории" с Андро во главе. Останавливаются на таком плане: три члена Директории и министерство в зоне окку¬пации на юге; севернее же ст. Раздельной пока ничего; на петлюровцев махнули рукой. Составляют список министров, мне предлагают финансы. Говорю, нужно подумать, лучше подождать попытки сговориться с Деникиным и попробо¬вать организовать совещание при французском командо¬вании.
Телефонирую в 6 часов Бернацкому — прошу ответить о Пильце; просит подождать до понедельника — не со всеми
ещё переговорил; о миллионах на агитацию опять предла¬гает телеграфировать Парамонову (а провод не действует).
В 8 часов приходит приват-доцент Шацкий. Говорит, что Парамонов зовет, его в Екатерннодар для постановки агитации в Лондоне и.Америке; вызван и Родичев, который уже уехал. Родичев, благородный Родичев, но давно уже лишенный гибкости и подвижности, приглашается товарищем министра пропаганды против большевиков — (Троцкий и Родичев антогонисты — символическая картина). Подходит к нам В. А. Лебедев. Говорим о Военно-Промышленном Комитете; спрашивает, нельзя ли добыть санитарное снаря¬жение, в Екатеринодаре ужасы антисанитарии.—„Почемуже санитарная служба не организована?", спрашиваю.—Там был сын Родзянко, ничего не сделал, уехал, а теперь там никого. Возьмитесь Вы за это дело. — „Туда,поехал Н. В. Дми¬триев", говорю я. А ведь обидно —в течение З72 лет войны всю душу вложил в дело военной санитарии, люблю и знаю это дело. Для изучения постановки его в обстановке боя объехал летом 1916 года всю линию фронта от Риги до Эрзерума, был на передовых позициях, наблюдал бои. И если бы серьезно предложили -г- сейчас поехал бы. Но, конечно, не предложат, я ведь не „свой".
Заходил Б. А. Гуревич. Рассказывает, что когда при¬ехал в Севастополь английский адмирал Кельтон, к нему отправились с визитом Набоков и Винавер, как крымские министры. Кельтон заявил: „не имею полномочий признать крымскую самостийность" и только ссылка Набокова на адмирала Джелйко смягчила Кельтона.
2 марта. Воскресенье.
Опять Фредамбэр просит меня притти — и опять вопрос— готово ли правительство? При этом заявляет, что из Фран¬ции пришло требование не признавать никаких местных властей и рассматривать Добрармию, как союзническую армию, а не как правительство. „Таким образом", говорит Фредамбэр, „Вас не должна теперь стеснять Добармия, как правительство. И если Ваш С.Г.О.Р. не образует правитель¬ства, я передаю власть городу".
Далее читает письмо к представителю Франции в Крыму об образовании смешанных бригад, на которые якобы есть словесное согласие Крымского правительства. Из Херсона Фредамбэр получил предложение петлюровцев образовать смешанные бригады; согласен и с ними образовывать их. Наконец, телеграфирует Деникину о немедленной присылке в Одессу чехо-словаков, которые у него на фронте (около 12 тысяч человек?); взамен пришлет ему здешних добро¬вольцев.
    

- 076 -   next


[1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35] [36] [37] [38] [39] [40] [41] [42] [43] [44] [45] [46] [47] [48] [49] [50] [51] [52] [53] [54] [55] [56] [57] [58] [59] [60] [61] [62] [63] [64] [65] [66] [67] [68] [69] [70] [71] [72] [73] [74] [75] [76] [77] [78] [79] [80] [81] [82] [83] [84] [85] [86] [87] [88] [89] [90] [91] [92] [93] [94] [95] [96] [97] [98] [99] [100] [101] [102] [103] [104] [105] [106] [107] [108] [109] [110] [111] [112]



             

Интернет реклама УБС

Интернет реклама УБС

Интернет реклама УБС