КНИГИ ОБ ОДЕССЕ


Деникин А.И., Маргулиес М.С., Брайкевич М.В. - Французы в Одессе. Из белых мемуаров (1928)   скачать pdf



    три пункта: во-первых, Петлюра признает сделанные Дирек- ториею ошибки и отдает себя всецело в распоряжение бла¬городного французского народа; во-вторых, в ведение фран¬цузов передается на все время борьбы с большевиками все военное, гражданское, финансовое и политическое управле¬ние; в-третьих, украинцы надеются, что после победы над большевиками, французы поддержат на мировом конгрессе их законные национальные стремления. Сегодня Фредамбэр показал эту бумагу, бывшему у него В. Шульгину: „Ведь это полный разрыв с добровольцами", сказал Шульгин. Фредамбэр пожал плечами и махнул рукой. Украинский посланец Галип, высланный из Одессы французами, как австрийский шпион, был арестован Директорией в Виннице за плохое исполнение возложенного на него поручения. Но ведь Директорию предупреждали не раз, что в Одессе знают прошлое Галипа.
Под Вознесенском было дело так. Французская разведка наткнулась на сильные части большевиков, которые стали обстреливать французов. Они отступили и послали парла¬ментеров— полковника с несколькими солдатами; их тоже обстреляли. В, Вознесенске будто бы прибыло 25 поездов с большевиками (?). И французы уже поговаривают о том, что придется бросить мысль об увеличении зоны оккупации, ограничиться Одессой, Николаевом и Херсоном с прилегаю¬щей территорией в пределах пушечного выстрела.
Мобилизация, по мнению Андро, возможна; хлеборобы пойдут, если будут верить в мобилизующую их организа¬цию, — думает, что за ним пойдут скорей, чем за доброволь¬цами (не пойдут, разумеется, ни за ним, ни за доброволь¬цами). В прениях в С.Г.О.Р. я сказал: „Я ушел от больше¬виков, так как чувствовал себя в Совдепии кроликом, над которым в большевистской лаборатории делали социаль¬ные эксперименты, а здесь я себя чувствую кроликом, над которым добровольцы делают политические экспе¬рименты. Я не вижу особенной разницы между-тем и дру¬гим положением и одинаково. не приемлю ни того, ни другого".
Все —Родичев, Вл. Бобринский, Хрипунов — зато, чтобы поставить ребром вопрос о добровольцах. Барон говорит: „Мы французов ругаем за бездействие, англичан — за то, что забирают себе кусок России, а чего мы, собственно, хотим сами, никто из нас и не говорит. Сейчас надо ре¬шить твердо и ясно, с кем мы идем: с французами и, быть может, с Петлюрой, или с добровольцами, и надо этот вопрос решить не в плоскости национального самолюбия, а в плоскости непосредственной опасности: мы рискуем отдать из-за нашей нерешительности и безалаберности все южное побережье большевикам. События начинают прохо¬дить мимо нас".
Далее барон сообщает, что сегодня был у него некто Григоренко, монархист, украинский землевладелец. Его при¬зывал Фредамбэр и предложил ему, крестьянину С. и кому нибудь из более лево-настроенных украинцев войти в Ди¬ректорию, вместе с Петлюрой и Макаренко (Винниченко и Швец уже вышли из Директории). Это будет временной Директорией, недели на две, пока Петлюра и Макаренко будут сдавать дела; потом в Директорию войдут вместо них великороссы.
Григоренко ответил, что не может решить этого во¬проса, не спросив предварительно заключения С.Г.О.Р.,’ так как, не опираясь ни на какую общественную организацию, он не может быть полезным (очевидно, работа хлеборобов уже далеко зашла, а мы ничего, толком ведь незнаем; впрочем, барон, повидимому, больше знает, чем говорит).
Встретил в гостинице В. А. Лебедева — Деникинского министра; все тот же, выглядит мальчишкою, жесты реши¬тельные, походка быстрая; вокруг него, как дельфины вокруг корабля, питерские дельцы. Вместе „спасают" Россию.
~Н. К. Волкова видел; не возвращается больше к до¬бровольцам, едет\ к Колчаку в Сибирь.
Заходил генерал Шварц, он говорил вчера с А. И. Гуч¬ковым, который получил от Деникина благословение на поездку в Германию для набора из военнопленных армии под командованием генерала Гурко, у которого генерал Альфатер будет помощником. Генерал Шварц с ним не едет („Так мне сделал предложение, что я решил остаться").
В 6 часов зашел Виллем — в ужасе:.„все рушится, все погибает, политика изменяется в корне..." Я спрашиваю: „неужели Клемансо умер?" —„Нет, добровольцы не идут на уступки, а мы ведь не англичане, мы не хотим итти в раз¬рез с мнением русских".
Спрашиваю банкира И. С. Ксидиаса, как сошел прием на бирже министров Лебедева и Бернацкого? — С. М. Гут- ник приветствовал их торжественной речью, как носителей идеи единой нераздельной России.
В 9 часов назначено заседание Бюро с Б. Ф. Григоренко. Осведомляемся о его биографии. Узнаем: киевский земле¬владелец среднего размера, чиновник канцелярии генерал- губернатора по землеустройству, потом по болотоосушению: вовремя войны—уполномоченный по сдаче хлеба мини¬стерству земледелия. При_гетмане служил в ведомстве ми¬нистра земледелия Колокольцева; с университетским обра¬зованием; член киевской монархической организации; бежал из Киева при приходе петлюровцев.
Приходит Григоренко: говорит связно и дельно, сдер¬жан, с выдержкой. Рассказывает, что французскому коман¬дованию, он, повидимому, рекомендован своими приятелями французами, работавшими на юге. Фредамбэр предложил ему сегодня войти в Директорию с Петлюрою во главе. Лично для себя он не. считает приемлемым Петлюру, это он решил окончательно. В отношении к добровольцам он готов был бы работать с ними, но здесь на юге они не пустили корней, непопулярны и с ними будет трудно. На¬пример, добровольцы здесь обращаются с нескрываемым презрением к „сердюкам" (за то, что они поддерживали Гетмана), а между тем „сердюки" одни сражались в Киеве против петлюровцев. А, например, отряды Святополка, бе¬жавшие из-под Киева, .но не скомпрометировавшие себя с точки зрения добровольцев, ими здесь охотно прини¬маются.
Родичев произносит патетическую речь: французы ничего не дали, ввели в заблуждение добровольцев, обманут теперь и других, уверяя, что пойдут с ними. Не повторяйте ошибки Милюкова, искавшего опоры у иноземцев; требуйте от фран¬цузов поддержки добровольцев в Екатеринодаре.
Его поддерживает Е. Н. Трубецкой; считает нас нереаль¬ными политиками, ибо- французы сами ничего не делают, а приглашают сражаться других.
Я. — Без союзников мы вряд ли что-либр сделаем; но помощь России непопулярна за границей; другое дело, если французы в Париже будут поставлены в необходимость помогать не русским, а самим же французам, засевшим по самую шею в русские дела; а для этого надо предоставить французам сделаться временно хозяевами положения.
Барон. — Насколько добровольцы бездарны, как адми¬нистраторы, можно судить уж потому, что Кубанское пра¬вительство запретило вывоз хлеба из Кубани, и Деникин, сидящий на Кубани со своей армией, не может отправить хлеба даже в занятую добровольцами Черноморскую ¦Область.
Ф. И. Родичев. — Не верьте слухам; вот Андро гово¬рит, что генерала Эрдели арестовали в'Батуме и отправили с конвоем в Баку, а Н. К. Волков утверждает, что генерал Эрдели добился в Батуме даже того, что англичане разре¬шили вывезти ему из батумских складов военное имуще¬ство, вопреки несогласию Лондона.
    

- 068 -   next


[1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35] [36] [37] [38] [39] [40] [41] [42] [43] [44] [45] [46] [47] [48] [49] [50] [51] [52] [53] [54] [55] [56] [57] [58] [59] [60] [61] [62] [63] [64] [65] [66] [67] [68] [69] [70] [71] [72] [73] [74] [75] [76] [77] [78] [79] [80] [81] [82] [83] [84] [85] [86] [87] [88] [89] [90] [91] [92] [93] [94] [95] [96] [97] [98] [99] [100] [101] [102] [103] [104] [105] [106] [107] [108] [109] [110] [111] [112]



             

Интернет реклама УБС

Интернет реклама УБС

Интернет реклама УБС