КНИГИ ОБ ОДЕССЕ


Деникин А.И., Маргулиес М.С., Брайкевич М.В. - Французы в Одессе. Из белых мемуаров (1928)   скачать pdf



    Все правительства Европы твердо верили, что больше¬визм должен рухнуть, но никто не хотел рискнуть хотя бы одной копейкой. В силу этого создавалось неопределенное положение для интервенции и белых. Надо было бы насту¬пать, повести активную борьбу, но никто не решался этого сделать... Даже французские генералы, несмотря на их огра¬ниченность и тупость, не хотели рисковать. В наиболее опасные и в то же время решающие моменты они не хо¬тели посылать своих отрядов на помощь Деникину для борьбы с Петлюрой или даже ненавистными большевиками. В таких-случаях говорили не какие-либо соображения идей¬ного характера, а простой расчет, когда буржуазные прави¬тельства не хотели рисковать. К тому же отношения скла¬дывались все более неблагоприятно для интервенции. В Па¬риже и в других столицах находилась огромная масса поли¬тических мертвецов. Они говорили, заседали, совещались, просили, уламывали, организовывали лиги для борьбы с большевизмом. Однако, их успехи измерялись ничтожно малыми величинами. Дело в том, что собственной россий¬ской базы у них не было. Не в счет были казаки, которые шли до поры до времени за контрреволюцией. Не в счет также и офицеры, которые не так уж охотно подставляли головы под пули, не зная точно за что сражаются. Необхо¬димо раздвинуть и расширить до возможных пределов базу. Рецепты этого предлагали более дальновидные контррево¬люционеры, а затем и французское командование. Без устали они повторяли мысль о том, что нельзя выдвигать идеи только реставрации. Маргулиес в своих" воспоминаниях при¬знает, что идея монархии не популярна во Франции и в других столицах, где ему пришлось побывать. Нужна республика. Французы настоятельно требовали создания
!
Южно-русского правительства, которое имело бы какую-
нибудь положительную программу, кроме звериной нена¬висти к большевизму. Между тем, южно-русские мертвецы не могли и не умели создать ничего жизнеспособного. Слишком крупные классовые различия разъединяли их, и потому они все не могли выработать и осуществить поло¬жительной программы. Они висели в воздухе. 'Между тем 'французы требовали сравнительно немного: республики, , федерации и признания за крестьянами прав на захваченную
і ими землю.
Таким образом французы и интервенты Добивались раз¬решения национального вопроса, который стоял достаточно остро особенно на юге и привлечения на свою сторону, если не всего крестьянства, то во всяком случае наиболее
консервативной его части. Однако, классовые инстинкты и интересы были слишком сильны у представителей контр¬революции. Они понимали, что необходимо расширить свою базу, но пойти на реальные шаги и жертвы не решались. 'Французское командование великолепно понимало, что такая политика заведет в тупик, что крах неизбежен. Оно поду¬мывало все чаще о том чтобы уйти, особенно потому, что покорные и послушные контрреволюционеры разных мастей не создавали правительства. Колониальная авантюра не удавалась.
Как ни отрицательно относились все эти мемуаристы к революции, как ни хотели они замолчать ряд фактов, все же они выпирают наружу, свидетельствуя о процессе разложения среди французской армии, пришедшей в сопри¬косновение с революционной страной.
Особенно дикий и беззастенчивый террор царил в де¬никинской вотчине, но и Одесса, под властью всяких коалиций из меньшевиков, с.-р., к.-д., не избежала таких же репрессий. Были расстрелы без суда и следствия; свое¬вольничали офицерские дружины, которые сводили личные и политические счеты под покровом ночи. Массы рабочих, обескровленные репрессиями, казнями, измученные голодом, и безработицей, все же реагировали на подобные факты революционными выступлениями, которых не могут замал¬чивать даже такие мало объективные историки, как Маргу- лиес или Деникин.
Выпускаемая книга чрезвычайно характерна, давая ма¬териал с той стороны баррикады, свидетельствуя о том, что/ все репрессии и преследования не могли убить активности , рабочих масс, которые поднимались на борьбу, когда только// открывалась малейшая ее возможность. С ненавистью го¬ворит об этом Маргулиес, но его указания ценны, как свиде¬тельство врага, вынужденного констатировать активность масс и революционный энтузиазм даже в' самых неблаго¬приятных и тяжелых условиях борьбы.
Столь же интересна и характерна борьба французских солдат и матросов. С театра войны, где господствовал дикий, ничем не стесняемый и необузданный террор, они переброшены на юг страны, охваченной революцией. Правда.
в сношениях с населением, мешает незнание языка, но такие препятствия нетрудно преодолеть и победить. Как огня боятся командиры и военачальники большевистской пропа¬ганды, но она проникает в казарму и на суда. В таких условиях гнать своих солдат на бойню не легко. Хотелось бы захватить побольше, занять территорию с ее богатствами, преподнести на блюде бывшие фабрики и заводы, но армия слишком ненадежна. Приходится отсиживаться в Одессе, поближе к морю, агитируя русскую буржуазию и офицер¬ство, чтобы они выступали и боролись.
В таких условиях, которые имелись на юге, слишком стеснены материальные и политические рессурсы. Развер¬нуться нельзя. Экономические связи обрываются. В таких условиях, возможна только дикая, ничем не связываемая и не стесняемая спекуляция, а затем и гибель всех эфе¬мерид и намерений..
    

- 002 -  


[1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35] [36] [37] [38] [39] [40] [41] [42] [43] [44] [45] [46] [47] [48] [49] [50] [51] [52] [53] [54] [55] [56] [57] [58] [59] [60] [61] [62] [63] [64] [65] [66] [67] [68] [69] [70] [71] [72] [73] [74] [75] [76] [77] [78] [79] [80] [81] [82] [83] [84] [85] [86] [87] [88] [89] [90] [91] [92] [93] [94] [95] [96] [97] [98] [99] [100] [101] [102] [103] [104] [105] [106] [107] [108] [109] [110] [111] [112]



             

Интернет реклама УБС

Интернет реклама УБС

Интернет реклама УБС