КНИГИ ОБ ОДЕССЕ


Балацкий В.Г. - Подвиг Одессы   скачать pdf



    

В дивизион входили 4 стационарные батареи: 1, 6, 39-я и 411-я.
1- я батарея береговой артиллерии — одна из старейших в Одессе. Она была построена в 1924 году на восточном берегу Сухого лимана у слия¬ния его с Черным морем, недалеко от Люстдор- фа. Сработанная солидно, из железобетона, она по тем временам была последним словом фор¬тификационного искусства. Не случайно ее посе¬тил Ф. Э. Дзержинский. На вооружении состоя¬ли три 152-миллиметровые французские пушки системы «Кане».
Это — единственная в Одесском оборонитель¬ном районе батарея, на которой имелись шрап¬нельные снаряды — гроза пехоты. Ведь в каж¬дом таком снаряде находилось 2300 пуль.
Однажды ей пришлось отбиваться прямой на¬водкой. Очень помогли шрапнельные снаряды. Понеся большие потери, враг отошел.
За время героической обороны 1-я батарея выпустила по врагу 2400 снарядов. Иногда каза¬лось, что вот-вот расплавятся стволы орудий.
Севернее, в районе дачи Ковалевского, разме¬щалась 411-я батарея береговой артиллерии. Но о ней мы расскажем несколько позже.
6-я батарея находилась в порту. Она недолго была в составе 42-го дивизиона. Вскоре после на¬чала обороны ее 45-миллиметровые корабельные пушки сняли с молов и отправили на Тендру.
Четвертая по счету 39-я батарея размещалась в районе 8-й станции Большого Фонтана. Состоя¬ла она из 4 пушек калибра 130 миллиметров. Ее снаряды поражали цель на расстоянии до 20 ки¬лометров. Командовал ею Е. Н. Шкирман.
Батарея поддерживала огнем 95-ю Молдавскую стрелковую дивизию, защищавшую Западный сектор. Но иногда помогала и Восточному.
Так, 28 и 29 августа наши войска вынуждены были отойти к селу Фонтанка и мысу «Е». Они, как никогда ранее, нуждались в поддержке ар¬тиллерии. И командующий OOP контр-адмирал Г. В. Жуков впервые дал приказ 39-й и 411-й ба¬тареям, расположенным в Южном секторе, под¬держать войска, оборонявшие Восточный сектор. Их снаряды летели над всем городом. Они не только помогли пехоте, но и заставили замолчать фашистскую батарею, интенсивно обстреливав¬шую улицы Одессы.
А однажды вечером корректировщики по блес¬ку орудийных вспышек обнаружили в районе Новой Дофиновки другую дальнобойную батарею противника. 39-я открыла по ней огонь. Неприя¬тель принял вызов. Завязалась артиллерийская дуэль. В ней победить мог лишь тот, кто стрелял метче и у кого нервы были крепче. После одного из залпов вражеское орудие было выведено из строя. Вслед за ним замолчали и остальные.
В Восточном секторе 44-й отдельный дивизион береговой артиллерии поддерживал действия сводного отряда комбрига Монахова. Командо¬вал им в первые дни августа капитан Яблонский, а затем майор Блохович.
В дивизионе были только две, но самые мощ¬ные батареи: 21-я и 412-я.
В районе Чебанки, недалеко от моря, и сейчас находятся полуразрушенные капониры 412-й ба¬тареи береговой обороны — боевые реликвии Прошлого.
Если вам придется побывать здесь, посмотри¬те, в каких мощных железобетонных блоках на¬ходились три основные орудия батареи калибром 180 миллиметров каждое. Вес только одного ствола достигал 18 тонн. Из такого ствола выле¬тал 97-килограммовый снаряд и бил по врагу, находившемуся на удалении до 35 километров.
Кроме основных орудий, на вооружении бата¬реи были семь противотанковых пушек, миномет¬ная батарея и три установки счетверенных пуле¬метов. На всякий случай был подготовлен кам¬немет — деревянный ящик со щебенкой. Под него подкатывали 2—3 килограмма тола. Взрыв — и летит щебенка по назначению. Не очень прицель¬но, зато кучно. Спрятаться на открытой местности от множества летящих с огромной скоростью камней было не так-то просто.
Боеприпасы находились в подземных погребах и цепным транспортером поднимались наверх.
Сейчас сохранились лестницы, по которым можно спуститься в подземелье и пойти по не¬скольким направлениям; к подземным переходам между капонирами, к электростанции, камбузу, кубрикам для жилья, ленинской комнате и другим помещениям, необходимым для жизни и веде¬ния боя. И все это на глубине от 19 до 44 метров.
Кроме того, 1700-метровая потерна соединяла батарею с берегом моря. По ней можно было скрытно выйти на побережье в случае необходи¬мости морской эвакуации, а также доставлять на батарею пополнение, прибывшее морским путем.
В центре расположения батареи установлен небольшой памятный камень. На прикрепленной к нему мраморной доске высечено;
«В период обороны Одессы в 1941 году бата¬рея огнем своих пушек поддерживала сухопут¬ные войска Восточного сектора обороны города».
Буднично, просто звучит слово «поддерживала», а ведь какая героика тех незабываемых дней за¬ключена в нем!
...Во второй половине августа на этом участке фронта положение наших войск с каждым днем все более ухудшалось.
24 августа автоматчикам врага удалось просо¬читься сквозь боевые порядки советских войск и приблизиться к позициям береговой батареи. Батарея, грозная для дальних целей, почти бес¬помощной была перед ближними. Артиллеристы отбивались, находясь в окружении. Но сил не хватало. На помощь были посланы 250 шахтеров, только что прибывших для пополнения 2-го пол¬ка морской пехоты.
Шахтеры спасли положение — они прорвали вражеское кольцо. Но очень дорогой ценой. И тогда, в ночь на 25 августа, Военный совет OOP принял решение взорвать батарею и оставить побережье от Григорьевки до Новой Дофиновки, сократив тем самым линию фронта. А высвобо¬дившиеся в результате этого 1-й морской полк, 150-й батальон связи и отдельный батальон 249-го конвойного полка НКВД решили использовать для усиления обороны между Большим Аджалыкским и Куяльницким лиманами, где накануне противник потеснил 54-й Разинский полк, захватил Корсун- цы, Александровку и оказался всего километрах в пяти от берега Черного моря.
В ту же ночь моряки-артиллеристы 412-й бата¬реи, расстреляв весь боезапас, вложили в орудия последние снаряды, затем в стволы засыпали пе¬сок... Грянул последний залп, после которого развороченные стволы орудий замолчали уже навсегда.
А на участке 54-го полка 25 августа объединен¬ные силы остановили, а затем сокрушили насту¬павшего врага, вновь овладели Александровкой и Корсунцами и полностью восстановили поло¬жение.
Но в тот же день противник приблизился к Одессе на расстояние пушечного выстрела. И в 19.05 на территории Одесского порта разо¬рвался первый фашистский снаряд.
Свирепствовали дальнобойные артиллерийские батареи, только что установленные фашистами в Чебанке и на Новодофиновских высотах. Одна¬ко из-за дальности расстояния и отсутствия пря¬мой видимости прицельность огня была невысо¬кой.
Вот почему войска противника, наращивая уси¬лия, продолжали наступать вдоль побережья по направлению к Фонтанке и мысу «Е», на котором находилась 21-я батарея и откуда большая часть Одесского залива была видна как на ладони. Наш маршрут — в сторону моря, туда, где находилась самая мощная батарея Одесского оборонитель¬ного района.
21-я батарея на мысе «Е»
На мысе «Е» была расположена 21-я стационар¬ная батарея береговой артиллерии. Три ее пушки имели самый большой калибр — 203 миллиметра,
Вес одного Снаряда 112 килограммов. Для то¬го, чтобы пустить его по назначению, требова¬лось два полузаряда пороха по 20 килограммов каждый. Дальность стрельбы — до 30 кило¬метров.
Она сыграла важную роль в поддержке войск Восточного сектора.
Газета «Красная звезда» писала о батарее так:
«Уже месяц эти орудия бьют по врагам, не да¬вая им прорваться к Одессе. Сегодня на батарее напряженный день. Всю ночь она вела огонь по немецким пушкам и резервам неприятеля.
С рассветом, когда противник открыл огонь, батарейцы 21-й перенесли стрельбу на батареи врага. Уже через час немецкие пушки замол¬чали».
Иногда противник обрушивал на нее град сна¬рядов. Но батарея была неуязвимой. Этому спо¬собствовало ее удачное расположение — на кру* том скалистом берегу. Перед нею — высокий лес, позади — море.
    

- 030 -  


фото    [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35] [36] [37] [38] [39] [40] [41] [42]



             

Интернет реклама УБС

Интернет реклама УБС

Интернет реклама УБС