КНИГИ ОБ ОДЕССЕ


Одесса" выходит в море: Возникновение парового мореплавания на Черном море, 1827—1855 гг.   скачать pdf




    Согласно Положению общества, собра¬ние акционеров созывалось ежегодно в фев¬рале.
ва» мог дойти до Одессы, где раз¬боркой его предполагалось извлечь какую-нибудь пользу» — корпус разобрать, а машины использовать для нового парохода.
Пароход «Нева» 17 ноября 1840 г. вышел очередным рейсом в Констан¬тинополь, и он для него оказался по¬следним. Недалеко от Босфора паро¬ход был «застигнут сильной непого¬дой». На второй день шторма, 20 но¬ября, у него была повреждена одна машина, обнаружились и другие серьезные повреждения. Поэтому ка¬питан Роджерс решил встать на якорь, что ему и удалось сделать в 50 милях восточнее Босфора. Но якор¬ные цепи не выдержали, лопнули, и пароход выбросило на скалы. Погиб¬ли 12 человек команды и 7 пас¬сажиров.
Между тем финансовое положе¬ние Черноморского общества было не из блестящих: оно работало в убы¬ток. Так, например, в 1839 г. общест¬во выручило за фрахт товаров, про¬воз пассажиров и писем 145 632 р. 53 к., а содержание двух пароходов обошлось в 193 611 р. 61 к., причем на снабжение пароходов (без топлива) и их ремонт было затрачено 53 181 р. 30 к. Решение царя от 25 апреля
1839 г. о выдаче обществу годовой субсидии в сумме 75 тыс. руб. ассиг¬нациями мало помогло делу.
Новороссийский генерал-губер¬натор М. С. Воронцов в письме к главному командиру Черноморского флота и портов 10 июня 1840 г. так объяснял причины тяжелого положе¬ния Черноморского общества: «Не¬смотря на всю щедрость, сделанную правительством в пользу ее (компа¬нии — Н. 3.) — пожертвования трех пароходов, суда сии, не быв оконча¬тельно отделаны и приспособлены к перевозке грузов и пассажиров, по¬требовали значительных издержек для своего окончания и разных пере¬делок, которые компания приняла на свой счет; употребила на это большие деньги, и сим истощила свой капитал до такой степени, что теперь, в случае надобности, не в состоянии принять на себя никакой капитальной почин¬ки пароходов, а тем менее возоб¬новление какого-либо из них, между тем как все они в настоящем положе¬нии долго служить не могут и заклю¬чают в себе прочного и благонадеж¬ного одни лишь только машины».
Летом 1841 г. Черноморское об¬щество обратилось к правительству с ходатайством о выдаче ему 100 тыс. руб. серебром, а также пре¬доставить в его распоряжение один из казенных пароходов, но ему в этом было отказано. Правительство предложило обществу продолжать сообщения с Константинополем до 1843 г., как предусматривалось По¬ложением. Если же оно продолжит эти сообщения еще, по крайней мере, пять лет, то правительство согласно было передать ему в полную собст¬венность оставшиеся два парохода «Император Николай» и «Императ¬рица Александра». Но совершенно ясно, что состояние этих судов было таково, что через пять лет они вряд ли будут способны держаться на воде, а не только ходить. Ранней вес¬ной 1840 г. обществом была сделана попытка улучшить свое положение введением нового устава, разрабо¬танного его директорами и преду¬сматривающего расширение прави¬тельством привилегий обществу. Но этот шаг Черноморского общества не встретил одобрения со стороны пра¬вительства. М. С. Воронцов, в част¬ности, считал, что отсутствие на Чер¬ном море другого пароходства, кон¬курирующего с Черноморским обще¬ством. — это уже для него привиле¬гия. Вообще же отказ правительст¬вом обществу во всех его шагах по улучшению своего положения, види¬мо, объяснялся сложившимся к тому времени мнением о нем, выраженным министром финансов: «Общество по худому состоянию пароходов и не¬имению капитала не представляет для дальнейшего своего существова¬ния уверенности».
1 ЦГАВМФ, ф. 243, оп. 1, д. 5073, л. 14 23, 621 —65.
Там же, л. 2.
0 Парижский торговый дом Гаве и К , очевидно, был хорошо информи¬рован о плохом состоянии дел Черно¬морского общества и потому обра¬тился к русскому правительству с просьбой разрешить ему установить пароходное сообщение между Мар¬селем и Одессой с соответствующими таможенными и карантинными при¬вилегиями. Но и она не встретила поддержки со стороны русского пра¬вительства. Воронцов же считал, что удовлетворение просьбы Гаве «может избегнуть казну от какого- либо собственного заведения взамен Одесского общества» (т. е. Черно¬морского общества — Н. 3.). По мне¬нию Комитета министров, никакое иностранное пароходство не может заменить русские пароходные сооб¬щения между Одессой и Константи¬нополем. Если же эти сообщения передать Парижскому торговому дому, то в случае возникновения ка¬кого-либо препятствия проходу судов через Дарданеллы рейсы между Мар¬селем и Одессой прервутся и Одесса останется без связи с Константинопо¬лем. Далее Комитет считал, что пока наши собственные сообщения с Кон¬стантинополем не будут обеспечены, нельзя поощрять иностранные паро¬ходства, потому что это приведет к окончательному краху Черноморско¬го общества, пароходы которого яв¬ляются единственным средством для сообщения Одессы с Константи¬нополем. Поэтому Комитет минист¬ров полагал: объявить Парижскому торговому дому Гаве и К°, что просимые им привилегии в настоя¬щее время даны быть не могут, но пароходы этого торгового дома могут приходить в Одессу на общих основа¬ниях. Царь согласился с мнением Ко¬митета министров. Французы этим разрешением не воспользовались.
    

- 019 -  


фото    [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35] [36] [37] [38] [39] [40] [41] [42] [43] [44] [45]



             

Интернет реклама УБС

Интернет реклама УБС

Интернет реклама УБС